«Россия всегда была страной свободомыслящей и свободолюбивой»

«И по какому разряду его числить?»1 - известный писатель, медиаперсона, журналист, бизнесмен, яркая политическая фигура, отец, чьи дети – что редкость – в своем внутреннем рейтинге на первое место давно возвели не телевидение, а книги. Все это значимо, но уже раскрыто в скопе интервью и рецензий – к слову, 198 из 200 которых хвалебные. Мне был интересен Захар Прилепин – человек и личность. Оказалось – огромная интеллектуальная глыба. Раскрытые настежь окна. Без свойственного многим литераторам демонстративного заламывания пальцев, дешевого пафоса и умиления от собственной значимости, хотя оснований для этого более чем. Все в жизни удалось – семья, дети, книги в половине магазинов страны, «мама ненарадуется». Человек, который, называет себя счастливым и через секунду – «не хватает ощущения большой страны, за которую я был бы спокоен». В этом весь Прилепин. «А чего мне так везет? Когда меня е*нет об угол?» будет писать он по дороге из Москвы в Ярославль на следующий день после своего 34-летия.

Пребывание Прилепина в Ярославле – второе по счету. После утреннего эфира на местном «Эхо Москвы» - круглый стол о проблемах СМИ, встреча с читателями и участие в «Бойцовском клубе». Где-то в перерыве между встречами и интервью – садимся в уютном баре. Через несколько часов здесь, один, против разгоряченной алкоголем публики – журналистов, нацболов, молодых и не совсем молодых девушек, интеллигентов и местных сумасшедших, он будет утверждать, что Россия заслужила тирана. Снова делая поправку: «Не потому что я хочу тирана. Это просто констатация факта». А в ответ слышать «Можем ли мы что-то сделать?» - «Видимо, уже нет».

Сейчас он приветлив, улыбчив, харизматичен, в отличие от недавно прошедшей встречи расположен к разговору и обсуждению. Заказывает водку и пиво. Пропускаю несколько вопросов коллег, к нему - о наболевшем.

- В последнее время часто звучит тезис: «Русские не понимают свободы и не знают, не знаю, что с ней делать». Как ты считаешь, была ли Россия вообще свободной? И по большому счету нужно ли ей это?

- Взирая на русскую историю можно отметить две парадоксальные вещи. Россия, как и всякая страна в мире, свободной не была, наверное, никогда, но зато всегда была страной свободомыслящей и свободолюбивой. И этого у русских не отнять. Все эти разговоры, набившие оскомину, о том, что русские – страна рабов, русские всю жизнь жили на крепостном праве – все это полное вранье. Когда у нас было крепостное право, в Америке был рабовладельческий строй.

Понимаете, если бы Россия была несвободной, она не дала бы миру такие образцы миропонимания ни в литературе, ни в философии, а мы их давали и в 19, и в 20 веке, и во все иные времена. Потенциал не потерян. По сути вся история России – это бесконечно стремление к народовластию. Как бы не казалось, что народ в России аморфен, ленив и не желает свободы – это не так. Потому что в России само понятие свобода имеет несколько иные смыслы, чем на Западе. В России свобода – это справедливость. И до тех пор, пока русские люди не считают положение вокруг себя справедливым, они будут пытаться это изменить. Я думаю, что сейчас это произойдет. Наша «аморфность» и «леность» - она порождена вовсе не аполитичностью, а бесконечной российской терпеливостью. Но можно так натерпеться, что вообще вся страна провалится в тартарары.

- Тип государственного патриота для вас омерзителен. Для меня еще омерзительнее тип современного патриотического воспитателя, утверждающего, что мы – молодежь должны любить государство. Ваши дети уже испытали это на себе?

- Никакое патриотическое воспитание на них не подействует. Они видели своего папу. Все-таки наша семья – жена и я, на них больше влияют. А что делать с этим в государстве - я совершенно не понимаю. Для меня самая большая проблема в России – это то, что у нас риторика от практики отделена абсолютно. Какому мы учим патриотическому воспитанию – и детей, и взрослых – когда все знают, что страна живет на черный нал, что любой чиновник и любой член правительства имеет огромнейшее состояние, которое никак не декларируется? Сейчас губернаторы декларируют свои участки, машины – это смешно читать! Это страна, которая разваливается на две части: видим одно, знаем совершенно другое. Не будет здесь работать никакое патриотическое воспитание, пока риторика и практика – вещи отдаленные.

- В провинции среди подростков в последние годы наблюдается всплеск нацизма. Причем нацизм и национализм для них синонимы….

- Россия для русских так же, как Франция для французов, но никакого отношения к нацизму это не имеет. Это подростки, которые действительно глупы и недоразвиты, которыми нужно заниматься. Вы понимаете, они такими стали как раз в ситуации слома всех смыслов. Им никто не предложил большого, нормального, реального дела. Каким бы ни был ханжеский, жестокий - какой угодно - Советский союз, но там, в 20-е, 30-е, 40-е годы мужчинам давали организовать свое мужество в тех или иных ситуациях. Была польза. Растили сильных людей. Сегодня этого нет, поэтому они и собираются в такие банды. Понимаете, отчасти это же контролируется государством. Это все область большого PR.

Безусловно, я русский националист, но никакого отношения к нацизму это не имеет. Россия – огромная, толерантная, всепринимающая страна. А подросткам надо придумать серьезное, хорошее дело. Большую серьезную страну с большими горизонтами, где они могут честно и грамотно направить свою мужскую агрессию. Ее ведь можно применить по делу. Государство должно использовать эту силу. Эти же самые националисты, молодые коммунисты – это живая, реальная сила, в отличие от этих ублюдков из «Молодой гвардии» и прочих нелепых организаций, которые делают все за деньги. Деньги закончились, выборы закончились – все, ребята, до свидания! А эти – за так. Они мотивированы своей сущностью.

Прилепин делает паузу, опрокидывает стопку. На вопрос наличия любимого тоста тепло улыбается и отвечает - мышление у него такое, тостовое.

- Какой вы хотели бы видеть Россию?

- Я бы хотел, чтобы люди четко соответствовали тому, что они декларируют. Если люди занимаются демографической программой, занимаются армией, сельских хозяйством, чтобы это немедленно влекло за собой какие-то дела. Немедленно. Я вот был на встрече с Путиным. Мы проговорили два часа про литературу, и ничего не произошло. НИЧЕГО. У них таких встреч 20 на дню. Мы сделали картинку, мы показали, что мы этим занимаемся, и все. Нефть это – планктон. Мы страна, живущая на планктоне. Великая держава с великой научной школой! Смешно.

- Переходя в область литературы. Вы не раз говорили, что нам не хватает хорошего семейного романа. Напишете?

- Не знаю, я больше скажу. В литературе нет книжек, которые можно маме показать, понимаешь, так, чтобы не было стыдно. Я называл Терехова, Козлову – отличные авторы – но их маме не покажешь! Конечно, я, возможно, возьмусь за семейный роман, но это будет страшный роман.

-?

-Потому что надо честно писать книги. Я же не буду писать про конфетную, прекрасную и счастливую семью, когда семья в России переживает кризис, равно как и люди. Распадаются 8 браков из 10. У нас колоссальное количество детей брошенных, у нас молодые люди не желают ни жить друг с другом, ни отвечать друг за друга. Они с утра до вечера качают свои права, и матрица их поведения отлично демонстрируется в программе «Дом 2». Начали хотя бы детей рожать, это был бы образец для того, как себя вести. А семейная жизнь - это труд, ответственность, смирение, это прощение, это какие-то другие истины, которые вдруг исчезли.

- Не хотите принять участие в выборах?

- Мне не раз предлагали на местном уровне, я отказался.

-?

- По формату не подхожу. Депутат должен быть розоволицый, лет 45, а мне что скажут – «Иди, парень, в футбол лучше поиграй!»

Прилепин улыбается, отводит взгляд …секунда…две…

… если выбираться, так в президенты.

Тишина. Занавес.

Евгения Мальцева, газета "Реактив"

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: