Захар Прилепин: Я бы запретил телевидение

"Литературный гражданский форум", беседы с писателями и литераторами, "замкадье", Александр Проханов, журналы "Русская жизнь" и "Русский пионер", "Дом-2", Интернет, национальная идея и тот, кто должен ее сформулировать, крейсер "Аврора", телевидение, провинция и столица, детские книги и Корней Чуковский, современные элиты и тысячелетнее дело, а также многое другое - в разговоре Накануне.RU с писателем Захаром Прилепиным.

Вопрос: У Вас вышла новая книга – "Именины сердца", где Вы беседуете с писателями, литераторами. И в СМИ у Вас тоже много интервью. Получается, Вам интересен этот жанр? Нравится задавать вопросы?

Захар Прилепин: Все объясняется достаточно просто, как минимум, двумя элементарными причинами. Причина номер один: мне не столько нравится жанр интервью, сколько живые, интересные люди, с которыми приятно разговаривать. Сверять себя и свои ощущения от происходящего вокруг, от людей, от мира с ощущениями других. Причина номер два – материальная. Получается совпадение приятного с полезным, хотя даже если интервью не будет продано, я все равно с удовольствием могу поговорить с интересной мне личностью, просто потому что это для меня будет крайне увлекательно.

Вопрос: Один из самых часто задаваемых Вам вопросов – автобиографичны ли Ваши книги. Почему читателю всегда хочется ассоциировать писателя с его лирическим героем?

Захар Прилепин: Это обычная история, и она проявляется не только в отношении меня да и не только в отношении писателей. Людям нравится создавать некую собственную мифологию, наделять человека, который им симпатичен, какими-то функциями и свойствами, иногда - высокими, иногда – паразитарными. Читатели, журналисты хотят, чтобы реальность соответствовала их представлениям обо мне, а я могу ведь в реальности оказаться и хуже, и лучше, чем они думают. Я, собственно, и сам этим "болею".

Вопрос: Другой часто задаваемый вопрос – о Ваших политических пристрастиях и взглядах. Вроде бы всем все известно, но, тем не менее, не устают уточнять.

Захар Прилепин: Ответ на этот вопрос вытекает из предыдущего – люди так или иначе хотят меня каким-то образом себе представлять. К примеру, те, что придерживаются, условно говоря, либеральных взглядов, хотели бы, чтобы я был более либеральным, люди консервативно-патриотических взглядов хотят, чтобы я был похож на них. Они меня себе представили тем или иным образом, и потом просто хотят убедиться в верности своих суждений. На самом деле я не принадлежу ни к тем, ни к другим: я не либерал, не консерватор в том смысле, который подразумевает большинство, мои политические убеждения чуть иные.

Да, людям иногда в чем-то хочется меня "отреставрировать", "отрихтовать", говорят примерно так: "ты такой хороший парень, но что же ты за ерунду несешь?". К примеру, сказал что-то хорошее про Ленина – не понравилось одним, или про демократию сказал что-то - другим не угодил. Хочется, чтобы я повторил какие-то очевидные для них вещи. Вот скажи то-то и то-то, тогда я тебя буду еще больше любить. А я не скажу!

Вопрос: Недавно стартовал проект "Литературный гражданский форум". Он, насколько я понимаю, направлен на то, чтобы дать возможность молодым авторам из провинции быть услышанными.

Захар Прилепин: Совершенно верно. Конечно, никто московским писателям не будет мешать высказываться, в форуме участвуют авторы из самых разных регионов. Но вообще, так сложилось, что и иерархия культурная, и социально-культурные возможности связаны, в первую очередь, сегодня с теми людьми, которые находятся в Москве. А есть, может быть, не огромное, но приличное количество авторов, дико талантливых, прекрасных, которые живут на периферии, в небольших городах, к примеру, в Воронеже или Иркутске. Они, по сути, лишены права голоса, никто их не спрашивает, никого их мнение не интересует, возможности элементарно передвигаться по стране, чтобы представлять свои произведения, общаться с читателями и издателями у них нет. Они просто исключены из процесса. И создание такого форума как раз должно способствовать включению этих писателей в литературные процессы. Отобрать писателей со всей России, "протянуть нити" от Москвы до Воронежа, от Воронежа до Рязани, оттуда дальше куда-нибудь до Красноярска или Владивостока… Мы будем постоянно работать с библиотеками, с университетами, будут поездки по России, есть множество проектов и планов. В этом будут участвовать литераторы не столичные, до сих пор отсутствовавшие в поле зрения, издавшие свои книги где-то в провинции, где они ни до кого не доходили, или вообще не имели возможности печататься. Налаживание прямого контакта литераторов из провинции с читателями – вот задача "Литературного гражданского форума". Писатели из народа пойдут к народу!

Вопрос: Москве совсем неинтересна провинция, как некоторые в столице говорят – "замкадье"?

Захар Прилепин: Я никакого особого интереса у москвичей к "замкадью" не наблюдаю. Он сугубо индивидуален, и даже если и есть, то касается очень небольшого количества людей. А в целом как им в Москве не было никогда никакого дела до России, так и нет, им плевать совершенно на все.

Вопрос: Такие отношения (точнее отсутствие оных) между столицей и остальной страной – они характерны только для России или для других стран тоже? Вы же много где бывали за границей, можете судить. И есть ли решение этого вопроса?

Захар Прилепин: Совершенно определенно нужно эту ситуацию менять. Причем менять настолько кардинально, чтобы вообще вопрос больше никогда не возникал. Например, перенести столицу куда-нибудь за Урал, и тогда никому не будет дела до Москвы. Давно уже пора стянуть с нее это "ватное одеяло", в которое столица укуталась, а вся страна сидит на сквозняке.

Ничего подобного я в мире не видел ни в одной стране. Ни в Индии, ни во Франции, ни в Америке. Как правило, в стране есть пять-семь крупнейших центров, которые сопоставимы со столицей по всем параметрам. В России, по сути, только один центр.

Вопрос: Вы как-то сказали, что появляетесь в своем блоге, только когда Вам кто-то нахамит. И это, кстати, прекрасно иллюстрирует и блогосферу, и в целом Интернет и Интернет-СМИ, к сожалению, часто тоже. Либо люди хамят друг другу бесконечно, либо ерунду пишут, за небольшим исключением.

Захар Прилепин: Мне вообще абсолютно неинтересна эта тема, нет никакого дела до блогосферы, это не жизнь, а эфемерное времяпровождение. И многие перестанут этим заниматься только тогда, когда появится реальное, большое и серьезное дело для народа, нации, тогда они из блогосферы и перейдут в настоящую жизнь. А что-то менять там, в этой паутине в прямом и переносном смысле слова, абсолютно бесполезно. Да, у них там жизнь, они там растут как-то, а потом разлагаются, при этом всерьез полагая, что это и есть жизнь.

Вопрос: Так кто и как должен сформулировать эту идею, большое дело для нации, проект, который вытащит людей и из Интернета, и в целом из сегодняшнего аморфного состояния?

Захар Прилепин: Это элементарно. Дело в том, что Россия – государство патерналистское, ориентированное на власть, и сформулировать эту идею должна власть. Она должна всерьез поменять свою риторику и практику, потому что у нас сегодня эти два процесса отделены друг от друга. Говорят одно, а делают совсем другое. Власть сегодня может быть какой угодно – оранжевой, коричневой, националистической, но, по сути, она остается социал-дарвинистской, занимающейся исключительно своими делами и считающей население России нерентабельным. Когда власть реально скажет что-то: давайте рожать по десять детей, растить хлеб, строить заводы или воевать – все всерьез этим и займутся, надо только чтобы это было сказано тоже всерьез и ответственно. А дело всегда найдется, дело – это обустройство своей земли и семьи, своей Родины и своей почвы. Вот это одно большое дело было в России в течение тысячи лет, а сейчас никто не понимает, зачем им заниматься.

Вопрос: Вы очень часто говорите и пишете про Александра Проханова. И сложно с Вами не согласиться – удивительный человек. В чем загадка его притягательности и интересности абсолютно разным людям, с абсолютно разными взглядами? Даже если они совершенно с ним не согласны – ведь все равно этим человеком восхищаются и любуются.

Захар Прилепин: Ответ очевиден. В России много писателей, много хороших людей в самых разных видах искусств, но таких как он, обладающих столь роскошной, потрясающей биографией, мало. У Проханова удивительная судьба, которой бы хватило на три-четыре биографии. Кто бы не был его оппонентом, он всегда прекрасно будет понимать, что Проханов всю жизнь прожил так, что убеждения его никогда не менялись. Половина наших убежденных демократов состояли в коммунистической партии и присягали на верность Советскому Союзу, половина так называемых патриотов в партии не состояла и о ней представления не имела никогда. Проханов всегда был тем, кто он есть, всегда занимался тем, чем сейчас занимается. В нем странная смесь православия, граничащего с язычеством, при этом он всегда был "леваком", в нем и любовь к почве, и восхищение советскими мегапроектами. Это все прекрасное прохановское варево. Человек с совершенно восхитительным чувством юмора, с ироничным, многослойным отношением ко всему, что нас окружает. Он постоянно находится в курсе всего, ему можно задать любой вопрос, и он даст потрясающий, ироничный, интересный ответ, даже не по сути, а по форме. В России дефицит таких людей.

Вопрос: Недавно в свет вышел последний номер литературного журнала "Русская жизнь". Это тенденция или исключение? Что можно сказать о литературных журналах в современной России?

Захар Прилепин: Я думаю, бороться с "плохой" прессой бессмысленно, потому что хорошей прессы, хороших журналов, по большому счету, всегда было мало, во все времена. Конечно, было время, скажем, "серебряного века", когда издавалось довольно много литературных журналов. Но у всех у них были очень небольшие тиражи – пятьсот, тысяча, полторы тысячи экземпляров максимум. Это ничтожное число, правда, тогда значительная часть населения и читать не умела, а сейчас читают все. Но ситуацию это не меняет, хорошая пресса, хорошие книги читаются очень ограниченным количеством людей. Это было всегда и будет всегда. Беда только в том, что это ограниченное число людей, которые читают хорошие вещи, эти пять – шесть процентов, не спасут. Это проблема нации, которая не генерирует никакие идеи, ничего не делает, а занимается только исключительно развлекательством и тотальным упрощением искусства. Тут и надо бить тревогу. Я, собственно, потому и переживал за "Русскую жизнь" – это был один из немногих журналов, который предлагал некий концепт, некую идею, создал собственную ауру. И то, что он закрылся, это отличный показатель нашего времени, потому что это был журнал как явление, и в кавычках и без кавычек. Есть, конечно, хорошие издания периодические: газета "Коммерсант", "Русский репортер", "Собака", "Огонек". Но "Русская жизнь" была такая одна, а теперь ее нет.

Вопрос: Про другое издание с прилагательным "русский" в названии – "Русский пионер" – гламурно-политический или политично-гламурный, который отмечает день рождения на крейсере "Аврора" и публикует тексты известных колумнистов.

Захар Прилепин: Я, кстати, нормально отношусь к журналу "Русский пионер". И вот почему. В каком-то смысле я считаю это явление полезным, со всеми атрибутами, начиная от самого состава авторов и заканчивая их вечеринками на крейсере "Аврора". Потому что должна существовать возможность реально представить себе, что такое российские современные элиты. Они же никогда не показывают свое истинное лицо, они нас убеждают в том, что они ответственные политики, интеллектуалы и так далее. Считаю, что "Русский пионер" должен пойти еще дальше и устроить вечеринку в мавзолее Ленина, чтобы все поняли, истинное лицо этого явления, которое является беспринципным и безнравственным. Если журнал будет и дальше работать в этом направлении, я буду только счастлив.

Вопрос: Недавно один культурный обозреватель сказал, что сегодня у нас вся медиаотрасль, и телевидение в первую очередь - это маленький архипелаг телеканала "Культура" в тени огромного материка гламура и глянца. Вы согласны?

Захар Прилепин: С ситуацией, конечно, что-то нужно делать. Я бы вообще запретил телевидение, чтобы никто его не видел, и люди занимались делом, а не смотрели это убожество. 30 миллионов человек у нас смотрит программу "Дом-2" – ну это же с ума сойти просто можно! Передача, где 25 людей выясняют свои дебильные отношения. Телевидение сегодня сосредоточило в себе все существующие человеческие пороки, и они, так или иначе, используются телевидением в своих целях. Вот освещение всевозможных криминальных проблем, воровства, насилия и прочая чернуха. Игра на самых низменных пороках.

Вопрос: У Вас трое детей. Нет желания для детей что-то написать?

Захар Прилепин: Да нет, сейчас есть большое количество хороших детских книг. И детская литература находится в хорошем состоянии. Я покупаю книги хороших молодых ребят. Так что за детскую литературу беспокоиться не стоит. А я детей на самом деле не очень хорошо понимаю, не знаю, о чем с ними говорить. Не могу так, как, например, это хорошо понимал и чувствовал Корней Чуковский.

Анастасия Мотовилова, Nakanune.ru - 06.07.2009

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: