«Не буду мешаться под ногами»

Захар Прилепин старался не мешать Алексею Учителю, который снимал фильм «Восьмерка» по его книге

В Петербурге прошел закрытый показ картины Алексея Учителя «Восьмерка», которая выйдет в широкий прокат лишь в конце апреля. Фильм снят по одноименной повести Захара Прилепина. Писатель рассказал «МК» в Питере" о том, как принимал участие в экранизации своего произведения.

— Фильм «Восьмерка» — это первая экранизация вашей книги?

— Да, хотя попыток их экранизировать было очень много, я даже вспомнить все не могу. Первый раз покупал права на мой роман «Патологии» Андрей Панин, ныне покойный. Года два, а то и три мы работали, что-то обсуждали, был даже написан сценарий. Но до съемок дело так и не дошло: время было такое, что никто не хотел фильмов, связанных с событиями в Чечне. Слишком уж недавно эта война закончилась, а потому очень болезненно воспринималась. Потом Петр Буслов купил права на экранизацию романа «Санькя». Мы с Петром тоже долго встречались, что-то обсуждали. Но здесь возникла уже другая проблема.

«Санькя» — это роман о негодяях, маргиналах, желающих свергнуть действующую власть. И продюсеры мне сказали: «Захар, тема вообще сложная, а нельзя ли сделать так, чтобы нам прямо из Кремля дали отмашку, что снимать об этом фильм можно?» Я тогда ответил, что в Кремль не ходок и устроить эту «отмашку» не могу. Потом права на романы «Патологии» и «Санькя» покупали уже другие люди. Кроме того, покупали права на повесть «Допрос», на еще какие-то рассказы. Эти истории бесконечно воспроизводятся, повторяются и являются моим постоянным источником доходов. Так что мне грех даже жаловаться.

— Алексей Учитель к вам сам обратился с предложением снять фильм по роману «Восьмерка»?

— Да, причем Алексей Ефимович сначала обратился ко мне по поводу экранизации романа «Санькя». Мы поговорили-поговорили, но в итоге он не стал его экранизировать. А я тогда как раз только дописал «Восьмерку». И Учитель попросил, чтобы я прислал ему текст. Буквально через день-два он мне перезвонил и сказал: «Захар, мне очень нравится, будет кино».

— Сценарий для фильма написал Александр Миндадзе. А почему не вы?

— Алексей Ефимович предлагал мне сделать эту работу, но я сразу же отказался. Ну не люблю я писать сценарии, не мое это. Меня эта работа очень быстро утомляет. К тому же я уже написал «Восьмерку», и что, теперь заходить в ту же воду еще раз, писать то же самое? Не было огонька во мне, вдохновения, чтобы сделать сценарий. Но, несмотря на это, в экранизации «Восьмерки» я принимал непосредственное участие. Много общался с Александром Миндадзе, с Алексеем Ефимовичем, принимал участие в отборе актеров, смотрел кастинги. Учитель мне даже предложил сыграть в фильме одну из злодейских ролей. Но я не очень-то уверен в своих актерских способностях, а потому отказался. Вместо этой довольно серьезной роли я сыграл в «Восьмерке» совсем крошечную. Все остались довольны, а Алексей Ефимович меня даже похвалил. Так что я был полноправным участником всего этого съемочного процесса.

— Сценарий фильма отличается от книги?

— У меня в повести совсем другой финал. Но это отличие непринципиально. Учитель сделал экшен, а у меня была такая лирическая повесть об исходе дружбы. Но я к этим изменениям отношусь абсолютно нормально. Алексей Ефимович — большой мастер, и я ему абсолютно доверяю. Его фильмы для меня — как откровение. Помню, мы смотрели их с женой и нарадоваться не могли, что есть в России такой режиссер. Поэтому он имеет все основания делать фильм таким, каким считает нужным. Кино — это все-таки не литература, а совсем другой вид искусства, что ж я там буду мешаться под ногами...

Катерина Кузнецова, "МК в Питере", 24.04.2014

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: