За нами стоит спецназ русской литературы

«Поэт в России — больше, чем поэт», да и писатель тоже. Решая сложные философские и психологические проблемы, волнующие людей во все времена, русская литература неразрывно связала себя с великой историей нашей страны. О судьбе Крыма и России, нашем бытии и сознании, ядовитых пороках и целебных источниках для нашего общества беседуем вместе с двумя российскими писателями Захаром ПРИЛЕПИНЫМ и Германом САДУЛАЕВЫМ.

Какие главные внутренние проблемы, на ваш взгляд, испытывает современная Россия?

Захар Прилепин:
— Вписанность страны в мировые финансовые схемы, независимость и оторванность элит от народа, наличие — давайте называть вещи своими именами — «пятой колонны», установка телевидения и кинематографа на пониженную планку и пошлость, асоциальность огромного количества молодых людей, невнимание к русской деревне, и так далее. Однако радикальное решение любой из этих проблем может иметь эффект неожиданный, отрицательный, обескураживающий. Бережнее надо. Ставить диагноз и тихо решать.

Герман Садулаев:
— Хорошо, что Крым — наш. Плохо, что национальные богатства России принадлежат узкой кучке олигархов. Это убивает нашу страну. Надо всё отнять и поделить. Но поделить справедливо. Чтобы каждой бабушке и каждому дедушке, чтобы каждому больному и ребёнку достался его кусок родных богатств, потому что он имеет на них право, если он российский гражданин. Россия — богатая страна. В России всё есть. Просто поделено неправильно. Надо исправить.

А кто это должен делать: Путин, Сталин, элиты, народ, я, вы?

Захар Прилепин:
—  Путин, Сталин, народ, я, вы. Я не могу прописать конкретно вам задачу, но если в целом мы согласны, задачи для себя мы поставим сами.

Герман Садулаев:
— Сталин, пожалуй, смог бы. Но давайте лучше не вызывать дух Сталина. Давайте обойдёмся мирными средствами. Ведь отнять и поделить можно совершенно спокойно: изменив налоговую и бюджетную системы так, чтобы богатые платили больше налогов, а бедные получали более высокие пособия, пенсии и лучшие социальные услуги.

Идея патриотизма сегодня очень популярна в России, но, по моим ощущениям, как и многие другие правильные идеи и принципы, размыта и не ясна, потому и трактуется разными людьми по-разному. Не послужит ли это тому, что он всё больше будет становиться «последним прибежищем негодяев»? У нас же демократия, свободомыслие. Вот и получается, что для одних наших сограждан Арсен Павлов, больше известный людям как ополченец Моторола, безусловный герой, а для других — преступник. Как с этим всем разбираться?

Захар Прилепин:
— Не надо ни с чем разбираться, доверяйте своему внутреннему чувству и… русской классике. Для Пушкина, Давыдова Дениса, Достоевского и даже Льва Толстого Моторола был бы своим, родным, нужным. Равно как и для, поверьте мне, и Гаршина, и Горького, и Есенина, и Твардовского, и Шукшина, Валентина Распутина. И если он чужой для кого-то — вы просто повнимательнее в их лица вглядитесь. Может, они сами чужие? За нами стоит спецназ русской литературы. Эти ребята ответили на все вопросы.

Герман Садулаев:
— Патриотизм — это хорошо.
И Моторола, безусловно, наш. Мы хотим быть патриотами в своей стране, в которой мы имеем право на труд, на образование, возможность родить и воспитать нескольких детей. Это важно. Если естественный и правильный народный патриотизм будет раз за разом встречаться с цинизмом олигархов, скупающих земли, воды и воздух и не дающих прочим людям в родной стороне места и чтобы малую иголку воткнуть, то ведь патриотизм может повернуться иной стороной. Степан Разин и Емельян Пугачёв тоже были патриотами и любили свою родину.

В этом году как никогда остро звучит полемика между «белыми» и «красными», в которой также активно участвуют либералы, националисты, да почти все политические силы. Идеи примирения, покаяния, отмщения звучат одна громче другой. Какую сторону в этом противостоянии принимаете вы?

Захар Прилепин:
— Я давно примирился с белыми, и никаких особых проблем тут не вижу. Проблемы есть у некоторых белых, которые почему-то до сих пор желают реванша и окончательной победы над красными. Но если присмотреться: никакие это не белые, а так… либо не очень образованные люди, либо зло­вредные чудаки. Война на Донбассе примирила монархистов и коммунистов. У нас тут никаких споров и проблем нет. Спорят те, кому заняться нечем. Что до либералов: до тех пор, пока у нас не появится поколение молодых, честных, патриотичных либералов — проект этот объявляется временно закрытым.

Герман Садулаев:
— Некоторые думают, что, вот, в 1924 году победили красные. Зато потом, в 1991 году, победили белые, взяли реванш. Это не так. В 1991 году победили не белые, а, если говорить в терминах Гражданской войны, Антанта. Иностранные интервенты победили. Мировой капитализм сделал Россию своей криптоколонией. А белые для них — такие же чудики, как и красные. Потому белым иногда дадут повесить доску своему кумиру. А потом снимут доску. Дразнят, как котят. И сталкивают лбами с красными котятами. И делают вид, что вот они, главные политические процессы.

Вы верите, что в России ещё когда-либо возможно построение социалистического государства, нового образца, новых параметров?

Захар Прилепин:
— Да. Россия будет леветь. Система самосохранения власти и безусловные симпатии огромного количества населения России к красной идее и социальной справедливости неизбежно поведут нас в эту сторону.

Герман Садулаев:
— А как мы решим, так и будет. Если мы будем с хоругвями ходить и носить портреты государя-амператора, то можно ещё долго жить при нашем феодально-буржуазном строе. Но как только проснёмся, да спросим громко и удивлённо: «что же это такое вокруг?» — так морок сразу и рассеется.

Приближается ещё одна знаковая и важная для нашей истории годовщина — воссоединение Крыма с Россией. Вполне закономерно, что после эйфории наступила некая апатия, связанная в первую очередь с социально-бытовыми трудностями. Что скажете по этому поводу?

Захар Прилепин:
— Помните, как Черчиль говорил, когда к власти приходил: «Я не могу обещать вам ничего хорошего, я обещаю вам кровь и слёзы». Если люди в Крыму не очень довольны своей жизнью — я им сопереживаю, конечно. Но несколько больше я сопереживаю жителям Горловки, или жителям Луганской республики. Социально-бытовые трудности — они везде. Ни во Франции, ни в Греции, ни в Италии я не встречаю людей, которые туда переехали из России и вдруг стали жить так хорошо, что им обзавидуешься. Нет ни Украины образца 2013 года, где якобы кому-то было хорошо, ни США образца 2010 года, ни Франции образца 1975-го. Всё есть, как оно есть. Недавно был в Германии, в Мюнхене — там весь центр города, коренные жители, выехали на окраины — просто не тянут квартплату. И это самая богатая страна Европы.

Герман Садулаев:
— С Россией всё равно лучше, чем без. Это раз. Работать надо, это два. Ну и, конечно, вместе менять страну к лучшему. Вы теперь — тоже Россия. Кого вы ждёте? Кто и откуда ещё раз должен приехать, чтобы наладить у вас лучшую жизнь?
В Крыму плохо? Да ладно. У вас хотя бы тепло. А вы в Чебоксарах были? А в полувымерших деревнях Псковской области? Это вот неправильное наследие СССР, когда южные регионы считают, что у них надо делать цветущую Грузию за счёт всего остального населения. Сделали Грузию цветущей. Хоть бы кто спасибо сказал. Нет, надо всю страну поднимать.
И Крым, и Дагестан, и Карелию, и Удмуртию. Везде должно быть хорошо.

Беседовал Александр ДРЕМЛЮГИН
«Крымская Правда», 11.02.2017

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: