Захар Прилепин: «Читать книги необходимо. Каждый день»

Писатель, журналист, политик, актер и музыкант — Захар Прилепин известен в основном как активный блогер. На Ямал его привели творческие встречи. В рамках ноябрьского форума «Культура и город» финалист премии «Русский Букер» и лауреат «Национального бестселлера» попытался раскрыть две темы: «Избранное... Из жизни думающего человека» и «Реплика на заданную тему».

Корреспондент «КС» присутствовал при одном разговоре. И задал вопрос, который писатель счел нужным отметить особо.

СОЛДАТ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

Собираясь на встречу, подумала, что как политик Прилепин выглядит неоднозначно, в основном из-за общения с небезызвестным Лимоновым. Его писательский формат называют новым реализмом. Среди читательских пристрастий упоминает не только Проханова, но и «Тихий Дон» Шолохова. В Сети Захар отмечается практически ежедневно, пишет о литературе, музыке, политике. Много резонансных высказываний об Украине. В одной из социальных сетей у него более 11,5 тысячи подписчиков. Понимает ли блогер ответственность, когда печатает свои посты, осознает ли себя в роли солдата во время информационной войны? (Благодаря этому вопросу библиотека «КС» пополнилась томиком писателя.)

— Я заметил, что некоторые украинские СМИ живут в придуманном, иллюзорном и радужном мире. Я испытываю нежность и печаль к людям, которые попали в эту политическую машину, и не оцениваю происходящее с точки зрения морали. Я начал писать в 1997 году и с тех пор своих позиций не меняю. Я публицист с лево-консервативными взглядами. Вижу, что мои посты тут же перепечатывают подписчики, потом распространяют их дальше. Каждое высказывание может прочитать 200–300 тысяч человек. Это очень серьезно. В целом считаю, что это традиционная задача для русского писателя — участвовать в информационной войне. Литераторы никогда не бежали от политической жизни в самые сложные для страны минуты. Достоевский, Пушкин, Толстой были публицистами. Если бы сегодня они появились в информационном пространстве, их бы сочили мракобесами и шовинистами. Я занимаю позицию русского консерватора. Мы не будем проигрывать эту войну.

СВОБОДА БЫТЬ

— Что значит быть свободным? Какова мера этого состояния? Имеет ли отношение свобода к развитию? — вот такие вопросы, оказывается, интересуют ямальскую молодежь.

— Я отдаю себе отчет, что само по себе желание развиваться у людей не возникает, оно должно моделироваться государством. Это нам кажется, что мы свободные люди и есть масса выборов. На самом деле, каждый находится в информационном пространстве, которое моделирует предпочтения и симпатии. И только наличие гуманитарного знания, которое выходит за пределы информации из ТВ и Интернета, дает человеку внутреннюю, духовную, истинную свободу, ради которой он и живет. Свобода — не способ перемещаться по Интернету и даже не путешествия по миру. Александр Пушкин, Серафим Саровский, Сергий Радонежский, Зоя Космодемьянская никогда не были за границей. Лев Толстой один раз был, вернулся в ужасе и сказал, что больше не поедет. Свобода — это возможность внутреннего искреннего выбора среди самых важных человеческих проявлений в плоскости понимания бытия и небытия, духа и бездушия, Бога и атеизма.

ЧТЕНИЕ КАК САЛОН КРАСОТЫ

Через всю встречу Прилепин протянул красной нитью основную мысль — читать книги необходимо. Каждый день.

— В последние времена сложилось ощущение, что средства достижения успеха никак не связаны с потреблением информации гуманитарного толка, чтением книг. Люди переориентировались, подумали, зачем нужна литература, классика, когда необходимо выделяться железной предпринимательской хваткой? И в этом ощущении живут. Я вам хочу сказать, что это не так.

...Сегодня первое место по количеству читающих занимает Китай, второе — Индия. А когда-то Советский Союз был лидером. Россия сдвинулась на седьмое место, и из этого следует сделать выводы. Вы видите, что Китай заполонил своей продукцией планету, достиг неимоверных успехов во многих сферах, в том числе экономике. Казалось бы, зачем китайцам книги? Тем не менее книгоиздание в этой стране приобрело совершенно немыслимые масштабы. То же происходит и в Индии, что создает колоссальный интеллектуальный ресурс, — утверждает писатель.

— Человек, обладающий гуманитарными знаниями, читающий, более конкурентоспособен, чем остальные, — продолжает рассуждать гость. — Помните, что происходило в 90-е годы? Прошло буквально 10 лет и молодых успешных людей — наглых, бесстрашных, необразованных — отодвинули в сторону мальчики и девочки, которые учились в университетах. Сегодня новейшая политическая элита состоит из них. А должны прийти к власти еще более образованные люди. В истории человечества такой порядок — данность, ее создавали те, кто умеет работать с текстом, со словом... Как только нация начинает забывать свой язык, литературу, перестает идентифицировать себя в пространстве, она распыляется, а народ перестает существовать.

ПЯТЬ ЗАКОНОВ САМУРАЯ

Прилепин считает, что, не зная произведения мировой классики, невозможно достичь успехов в любой сфере жизни:

— Есть пять законов, принципов самурая. Он должен хорошо стрелять из лука, ездить на лошади, заниматься единоборствами, уметь музицировать и слагать стихи. Древние японцы были неглупыми людьми, поэтому вставили последние два пункта. И история человечества раз за разом подтверждает их правоту...

...Я читающего человека выделяю даже из толпы. Сразу можно определить, служил ли он в армии и читает ли книги. У тех, кто обладает сложным знанием, чуть другая улыбка, такие иначе смотрят в глаза, у них более сложная мимическая картина лица. Для меня такие люди более красивы.

ДЕТИ ДОСТОЕВСКОГО

О постмодернизме и его влиянии на культуру спросили у Прилепина ноябрьские поклонники. Он несколько растерялся, но продолжил свою линию:

— В моем понимании развитие культуры, литературы происходит поступательно. В начале 20 века на смену русскому и мировому классическому реализму пришли декадентские движения: символисты, футуристы, муженисты. Они стали средством для некоего взбодрения ситуации. Такие же вещи происходят в музыке. Вначале направления находятся в состоянии противоборства, потом начинают друг с другом соединяться, взаимопроникать.

Вспомните классику. Маяковский, Бурлюк, Хлебников призывали сбросить Пушкина и Достоевского с парохода современности. А сейчас большего классициста чем Маяковский представить невозможно. Подобное происходило в 1950-60 годы. Тогда казалось, что пришли новые авторы, и их произведения будут владеть умами читателей всегда. Виктор Ерофеев справлял поминки по советской литературе. Но появились модернисты Виктор Пелевин, Владимир Сорокин, Лев Рубинштейн, а через 10-15 лет — еще одно поколение писателей, которые волевым решением стали возвращать литературу на классические рельсы русского реализма и даже соцреализма. В свое время Лев Толстой прочитал строчку Игоря Северянина — «Вгоните штопор в упругость пробки — и взоры женщин не станут робки. «Что это за чушь?», возмутился он. После оказалось, что Северянин — нежнейший, замечательный русский поэт. А, представьте, если бы Достоевскому попалась книга Сорокина! Но ведь Сорокин — такой же литературный ребенок Достоевского, как и другие русские писатели. Все, что литература захватывает в свое поле, она начинает использовать и каким-то образом растворять внутри себя. До тех пор, пока жива нация и литература, эти процессы не страшны, — верит Прилепин.

Он не отрицает влияния на его творчество классической зарубежной литературы: «Русская литература создавалась в соразвитии с мировой. Я вырос на Дюма и Верне, Лондоне и Твене, Дойле и Киплинге. Их произведения влияли на каждого советского подростка».

РУССКАЯ ФОРА

Спросили ноябрьцы у писателя, что, по его мнению, есть русский патриотизм?

— Инструментария, с помощью которого можно вскрыть душу русского человека, на Западе нет. У них не существует понятийной системы, по которой можно объяснить русских. Между тем, русские — один из пяти народов, который достиг высочайшего уровня в создании мировой культуры: итальянцы, немцы, англичане, США и мы. Нашей стране такое положение вещей на пользу, — не понят, значит, не расшифрован, имеешь фору и идешь на два шага впереди.

Патриотизм — чувство неразрывного родства с языком, почвой, людьми, которые населяют определенную территорию на планете. Чувство нерасторжимой, родственной связи. Это, безусловно, предмет рефлексии, но никогда, ни при каких условиях не может являться предметом предательства. Можно, конечно, быть патриотом и за пределами России, но лучше, все-таки, внутри нее.

ХOMO ЧИТАЮЩИЙ

Отдельно писатель остановился на грамотности. Для Прилепина неумение молодежи изъясняться правильно — тема больная:

— Еще пять-семь лет назад в Интернете писали с чудовищными ошибками. Но сейчас это изменилось, молодежь перестает коверкать слова. Сегодня становится модно писать правильно. Для Захара именно в пространстве литературы лежит то, что делает человека человеком, гражданином и мыслящим существом.

— Понимание новой рациональной России должно лежать в сфере демографии, развития и обучения детей и подростков. Если мы вложим средства в десять сочинских Олимпиад, в миллионы подростков, которые рождаются в стране, через какое-то время получим армию сверхразвитых образованных людей, которые смогут сделать Россию удивительной. Мы должны устраивать экономические, литературные, музыкальные, театральные олимпиады. Нужно взять все рубежи. И в каждого подростка необходимо вкладывать весь ресурс государства, — уверен отец четверых детей. Писатель гордится тем, насколько успешно вместе с женой решает демографическую проблему России. — Мы считаем, что от каждого, кто живет и собирается дальше жить в России, напрямую зависит то, какой она будет.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Грех» оказался моим.

Ирина Мигранова, старший специалист Интеллект-центра:

— Есть некий парадокс: существует критик и отдельный человек. У Захара Прилепина неоднозначные произведения. Мне лег на душу роман «Грех», понравились история, герои. Остальные книги тяжеловаты, а эта оказалась моей. После сегодняшней встречи я поняла высказывание Чехова, «писательский труд — это ад, в который я могу опускаться день и ночь».

И не фанатам интересно.

Екатерина Спиридонова:

— Радует, что в Ноябрьске есть такой форум, что его организаторы ориентируются на молодежь, ежегодно приглашают интересных людей. У Прилепина широкий кругозор, интересно слушать даже тем, кто не фанат его творчества. Ведь у писателей особый взгляд на мир, общество и политику.

Валерия Акименко, "Красный север" - 03.04.2014

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: