Писатель и комиссар батальона ДНР Захар Прилепин: Я вернулся с Донбасса, а не «сбежал». И воинский билет не сдал

В последние два года самый известный современный русский писатель Захар Прилепин был комиссаром 16-го батальона армии Донецкой народной республики.

Решение оставить батальон вызвало удивление в России и злорадство среди ультра-патриотов на Украине. В разговоре со спецкором «Комсомольской правды» Прилепин объяснил свое решение. Радость «великоукраинцев» оказалась немного преждевременной — с Донбасса сложно уехать навсегда.

ПО ПРЕЖНЕМУ КУРИРУЮ СВОЙ БАТАЛЬОН

— Все, ты уже сдал дела, вернулся в Россию?

— Можно сказать штатский человек, да. В Москве. Но, воинский билет не сдал и прочие документы. Посмотрел на происходящее и подумал: «А что если я через день опять вернусь в армию ДНР?». Опять попаду на второе место в топе украинских новостей?

— Можно раз в неделю так делать…

— Но я по прежнему советник главы республики Александра Захарченко и никуда с этой должности не уходил.

— Если честно, я немного расстроился, когда узнал про эту новость. Донбасс с тобой очень много приобрел, и я не хочу, чтобы потерял. Когда в армии, пусть и повстанческой, воюет известный писатель — к ней, автоматически, совершенно другое отношение. Я не помню, чтобы на «той» стороне были крупные талантливые писатели. Все больше… комедианты, актеры.

— Я тоже так думал. Но друзья с Украины показали мне список писателей и литераторов, которые находились или находятся в составе их армии. Но у них немного другой уровень… У нас тоже в армии ребята сочиняют стихи и пишут… Но я что скажу. Я же не покидаю Донбасс! Я курирую свой батальон по прежнему. Только круг задач у меня такой, что-либо нигде не успеешь, либо успеешь там и там. В двух местах.

— Есть у нас такой слой людей, которые сначала были недовольны, что ты на Донбасс приехал, потом — что ездишь с Донбасса в Москву, а теперь — что вообще «сбежал». Людям этим не угодить.

— Я это предвидел. Им не нравилось, что я занимался гуманитаркой — возил помощь на Донбасс. Мол «много говорил об этом». Потом стал действующим военным… Но люди эти сами превратились в молодости в каких-то старух.

ЭТИ 2 ГОДА БЫЛИ САМЫМИ БЫСТРЫМИ В МОЕЙ ЖИЗНИ

— Ты сказал, что четыре года на Донбассе и два года в батальоне были самыми счастливыми для тебя. Заметил, как менялся Донбасс?

— Еще раз скажу. Если раньше я проводил 25 дней в Донецке, и 5 в Москве и в Нижнем (в Нижегородской области у Прилепина деревенский дом, где и живет его семья, — авт), то теперь ситуация не сильно изменилась. Я по прежнему буду туда ездить. Я не попрощался с Донецком, уехав в Москву, тема Донецка не закрыта. Что в нем изменилось? Сложно понять, если смотреть каждый день на свое лицо в зеркало. Но ДНР — точно взрослела, но я не фиксировал это взглядом, потому что находился внутри. Для меня эти два года в батальоне были самые быстрые в моей жизни. Куча событий, которые пронеслись с огромной скоростью.

— Что ты советуешь главе ДНР, если не секрет?

— Мой круг обязанностей — любые события связанные с культурой, медийной повесткой. Появление консультантов по экономическим вопросам, контакты с политологами, артистами, работа журналистов — здесь я имею право слова. Контакты с истеблишментом российским. Могу запросто позвонить, ну почти любому представителю медийного пула и что-то ему сообщить или попросить совета. Но надо понимать, что у Донецка сложные и разновекторные отношения и с российской политической системой и с украинской. А в этих сферах всегда присутствуют и военные интересы. И как человек общавшийся с российскими политиками на достаточно высоком уровне, я могу давать консультации и прогнозы, предсказывать варианты развития событий. Приводить примеры не буду, они касаются текущей политики, не могу открывать какие-то карты. Но два-три года назад, например, я спокойно говорил — «не надо переживать, что в Москве есть какие-то силы собирающиеся «слить Донбасс». Помнишь, как об этом кричали постоянно? Я подробно объяснял — почему этого не будет.

В НАС ПОСТРЕЛИВАЮТ. И МЫ ПОСТРЕЛИВАЕМ

— Как ты сейчас оцениваешь военное положение, обстановку на фронтах Донбасса?

— По моему батальону — он на трех передовых линиях. В одном месте, где мы стоим, видно передвижение украинских войск. Много ходят туда-сюда. Видимо они опасаются, что наступление начнется не от них, а от нас. Ходят их разведчики, выглядывают что-то. Мы за ними наблюдаем, и они за нами присматривают. На другом участке фронта нам пожгли «зажигалками» посевы, это чистое хулиганство. На третьем — постреливают. И мы в них постреливаем. В тонусе друг друга держим. Обнюхиваем. У меня есть ощущение, что так и будет продолжаться. Хотя, еще два-три месяца назад все было по другому. Я на 90% уверен, что до окончания Чемпионата так все и будет. Нам дан карт-бланш на подавление всего чего угодно в зоне видимости. А во вторых, всех интригует встреча Путина с Трампом.

— А если заглянуть еще дальше?

— Это уже зависит лично от Порошенко. Россия смотрит на происходящее со стороны. Донецк точно не собирается активизироваться. А на Украине есть Порошенко. Если он не получит гарантии своей безопасности после ухода с поста президента, он может от приступа страха имитировать наступление, чтобы ввести военное положение в стране и сорвать выборы и продлить свои полномочия. У него еще есть время договориться с Россией, США и Европой, чтобы ему дали уползти в надежное убежище. Тогда ситуация начнет развиваться по-другому и тоже невоенным образом.

— Как?

— Придет какая-то компромиссная фигура на должность президента Украины. Все уже прекрасно понимают, что военного решения «украинского вопроса» нет. Сколько не вскармливай Порошенко кредитными траншами и старыми «Джавелинами», победить он все равно не сможет.

НЕ ЗАБЫЛ, КАК ЛЮДИ В РОССИИ ЖИВУТ. ВСЕ ВЫСКАЖУ

— Какие у тебя планы на мирную жизнь? Ты не думаешь заняться политикой, вот так, чтобы выдвинуться куда-то, баллотироваться на серьезный пост…

— Я конечно буду поддерживать «левые силы», уж простите. Но единственно — с такой прямой целью: озвучить вещи, которые меня не устраивают во внутренней политике России — «социальная защита» людей, пенсионная реформа, архитектура. Я все это выскажу. А то меня много критиковали — мол, съехал на свой Донбасс и забыл как тут люди в России живут. Кроме того у меня есть «Русский художественный союз» — это уже право-консервативный фланг. Но, в России, там где культура — там и политика начинается. Такой тут ландшафт.

ДМИТРИЙ СТЕШИН
«КП — Нижний Новгород», 10.07.2018

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: