Who же мистер Путин?

Владимир Путин в версии писателя Захара Прилепина

- Подходит к концу президентский срок Владимира Путина, чем он вас за это время больше всего удивил?

- По большому счету, ничем. Удивило лишь бесконечно продлеваемое ожидание реализации того сгустка надежд, которые нация с ним связывала. И вот теперь, когда Владимир Владимирович уже совершенно очевидно собрался покидать свое президентское кресло, он становится все радикальнее, патриотичнее, агрессивнее и как бы аккумулирует в себе все народные ожидания. То есть чем меньше времени остается для реализации этих надежд, тем больше он им соответствует.

- Главное достижение Путина, по вашей версии?

- Про достижения можно говорить только в кавычках. Я, конечно, мог бы в духе кремлевской риторики сказать, что Владимир Владимирович Путин не дал распасться России, остановил парад суверенитетов, разогнал ельцинскую олигархию и прочее, и прочее. Но не буду. Потому что главное достижение Путина – это удивительное, даже какое-то бесстыдное возвращение в эпоху Советского Союза. В последние годы советской власти. В состояние, которое я, будучи юношей, еще застал. Причем произошло это неприметно – я даже не заметил, как сюда попал. Такой вот восхитительный кульбит, когда в воздухе повис вопрос – какого же тогда черта мы развалили эту страну? Какого черта мы потеряли огромные территории, пережили глобальное количество политических, военных и культурных катастроф? Только для того, чтобы вновь вернуться в состояние застоя и почти полного отсутствия гражданских и медийных свобод?

- А его главная ошибка?

- Думаю, Путин не совершил ни одной большой ошибки – в том контексте, в котором он и должен был существовать по своему собственному замыслу и по замыслу людей, которые помогли ему придти к власти. То есть он последовательно реализовывал задачи, которые и должен был реализовать. Но государственная риторика, которую мы, затаив дыхание, внимательно слушали все эти годы, никакого отношения к его реальным задачам не имела.

- Как бы одним словом вы охарактеризовали его как личность?

- Совершенно очевидно, что по человеческим качествам Путин не злодей и не диктатор. Но он человек, мучительно не соответствующий той глобальной роли, которую должен исполнять правитель такой огромной страны.

- Как бы вы одним словом охарактеризовали ту политическую систему, которую он построил?

- Стабилизец.

- Вспомните цитату Путина, которая бы, на ваш взгляд, характеризовала его максимально полно?

- Первое, что приходит в голову - «Она утонула». И все же не думаю, что именно она характеризует Путина. Я даже даже не нахожу эту фразу ни дурной, ни пошлой. Она, может быть, цинична, но это вообще в стиле всех российских правителей, российской традиции – относиться к населению и к трагедиям без пиетета.

Мне вспоминается другое. Когда я лично имел счастье общаться с Владимиром Владимировичем, мне очень понравилось, как он посмотрел мне в переносицу – хорошим таким, отстроенным в его, видимо, молодости взглядом – и спросил: «А что вам, собственно, не нравится?» Вопрос с большим количеством самых разных смыслов...

- В какой одежде президент Путин выглядит, на ваш взгляд, наиболее органично – в деловом костюме, военной форме, кимоно, в чем-то другом?

- Путин вполне модельного типа мужчина, все ему к лицу. И полуголый с рыбой хорош, и в кимоно... Или вот сейчас передо мной висит плакат «Новой газеты», где он в мексиканской накидке – тоже очень неплохо.

- Кто из мировых лидеров наиболее близок по своему политическому кредо Владимиру Путину?

- Мне кажется, есть у них с Джорджем Бушем какое-то сходство. Они иногда как будто друг друга отражают. Просто задачи перед ними изначально стояли слишком разные. Вообще же Путин ведь по сути советский человек и советский лидер. А все лидеры постсоветских пространств имеют общие черты. Их всех объединяет советская партийная школа.

- Кого из исторических персонажей он вам напоминает?

- Напоминает нескольких российских императоров, в первую очередь из Романовых, которые приходили с установкой, что при них все будет как при бабушке или как при дедушке. Им удавалось каким-то образом прошмыгнуть свой исторический период – вроде бы и строгие указания отдавали, насупив брови, но так и не зафиксировали себя в историческом пространстве полноценно, мощно, твердо.

- Если бы следующим президентом были вы, какую должность вы предложили бы экс-президенту Путину?

- Обе части вопроса - абсолютная шутка: я президентом не буду никогда. Но все же отвечу. Я противник люстрации. Владимир Владимирович должен, конечно, понести ответственность – в первую очередь, за несколько десятков политических заключенных. Но после какого-то наказания я бы, безусловно, стал периодически обращаться к нему как к советнику - чтобы не повторить ошибок, которые совершил он. И тешил бы себя надеждой, что президент со мной искренен.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

Косметология м кузьминки услуги косметологии у метро кузьминки studiofantasia.ru.