Захар Прилепин о том, почему присоединение Крыма — это хорошо для России

Российская оппозиция разделилась: правые оппозиционеры не поддерживают присоединение Крыма, левые — поддерживают. И если раньше они вместе ходили на марши несогласных, теперь их дороги разошлись. Один из таких левых оппозиционеров — писатель Захар Прилепин (лауреат «Нацбеста» и «СуперНацбеста», финалист «Русского буккера», обладатель других литературных премий).

— Россия присоединила Крым. Почти 90 процентов россиян этому рады и счастливы. Как думаете, отношение к этому не изменится в дальнейшем, если вдруг жить стает хуже, цены вырастут?

— Не думаю, что россиян когда-то охватит разочарование в присоединении Крыма. У русских людей в целом — за конкретных людей я не отвечаю — в национальном характере заложен приоритет общего над личным. И даже если завтра чего-то не хватит, возникнет какая- то недостача, никто не скажет: это потому что Крым присоединили! Русские люди готовы потерпеть невзгоды ради высоких целей.

А как дальше будет развиваться ситуация в целом, это будет зависеть от разнородных факторов. Пока Россия отыграла 10 очков из 10, и ничего страшного не произошло из того, что нам неистово обещали мировые аналитики, — от третьей мировой войны до полного обрушения российской экономики. И ничто подобного не предвещает. Ныне действующие в России власти продлили свою легитимность на серьезный срок. Правда, им не стоит воспринимать это как индульгенцию своих прежних прегрешений — наоборот, это высота, с которой нужно идти выше, это не финал, а начало.

— Запад реагирует на крымскую историю довольно мягко — то есть он сдался перед решительностью Путина. И показал, что западные демократии недееспособены?

— Во-первых, на Западе были элементарно не готовы к произошедшему, никто не ожидал таких кульбитов и финтов от России. Во-вторых, наверное, какой-то элемент договоренности на том или ином уровне существовал и какие-то ходы были серьезно просчитаны. В-третьих, надо понимать, что 99% людей и даже политиков на Западе не знают, что такое Украина. Если бы их опросили до всех этих событий, то они наверняка уверенно ответили бы, что Крым и так в России находится. Словом, Крым — не столь важная карта, ради которой Запад готов развернуть сверхгеополитическую игру. Они вообще начали реагировать с запозданием и не придумали адекватного варианта ответа.

Все так получилось не потому, что Россия кого-то переиграла. Тут сложилась масса разных обстоятельств, которые конспирологи или мистики назвали бы русским чудом. Россия в любом случае была бы вовлечена в эту ситуацию и все равно вышла бы из нее подобным образом, иначе ее бы просто кинули. Ведь и Украина пыталась разрешить ситуацию мирным способом, но западные страны решили делать все по-своему. В итоге народ Украины разделился надвое, и всем пришлось играть на той доске, которую нам предоставили западные манипуляторы.

— Думаете, присоединение Крыма произошло спонтанно — оттого что в Киеве не осталось власти или Кремль заранее готовился к такому развитию событий?

— В Крыму произошла определенная самоорганизация населения и местных элит. Крым первым объявил об отделении от киевского центра на законодательном уровне. Нам говорят, что была рука Москвы, — но, безусловно, в первые дни никакой московской руки там не было, исключительно народное волеизъявление. Потом, конечно, какие-то люди из Москвы стали появляться — так же, как и на Майдане стали появляться заинтересованные лица из самых разных стран. Низводить к политическим манипуляциям такие стихийные события, как киевский Майдан и крымско-севастопольские протесты, неправильно. Люди самоорганизовались, и было ясно, что все готово к военному и правовому противостоянию. По факту российские войска там сыграли роль миротворцев, без них все превратилось бы в гражданскую войну — все к этому было готово.

— Что делать России с Донецком, Харьковом, Луганском, Одессой?

— Тут все, как в Крыму: население просто должно заявить о своей позиции. Хотя факт крымской удачи очевиден: это территория, очень удобно расположенная на перешейке, и ее легко взять под контроль. Если бы Донецкая область была полуостровом, она, может, уже бы отделилась.

Вопрос с другими территориями можно решать на двух уровнях: с российской стороны — задействовать все дипломатические и финансовые ресурсы, со стороны Харькова, Донецка — их народное волеизъявление (если они действительно хотят войти в состав России). Хотя России, я думаю, хватило бы сил и наглости провести референдумы в любой из этих областей, но ни западные страны этого не потерпят, ни Украина. К тому же нам неизвестна воля людей. Мой товарищ Дмитрий Быков утверждал, побывав в Харькове, что там всего 15-20 процентов населения хотят присоединения к России. Может быть, конечно, его ввели в заблуждение его поклонники, и все наоборот. Но в любом случае глупо принимать какие-то решения, а потом вдруг выяснить, что Россию там знать не желают.

— Разрушило ли присоединение Крыма сложившийся мировой порядок незыблемости границ? Значит, все теперь посыплется?

— Все это лукавство, никаких сложившихся границ в мире не существует и существовать не может в принципе. В течение 30 последних лет мы наблюдали постоянные перетасовки границ, причем не на уровне дипломатических переговоров, а в виде прямой военной агрессии: была растоптана Югославия, в Египте смещали правительство, французские десантники вылетали в Чад и так далее. Так что нерушимость границ — это все сказки для бедных. Территории объединяются и разделяются постоянно. Германия захотела — и объединилась, хотя мир был против этого решения. Так послевоенный Варшавский договор полетел к чертям. В мире много договоренностей и много конфликтов.

История с Россией в этом смысле показательна. Посмотрите: США имеют 800 военных баз в 130 разных странах мира. И когда они совершают очередную интервенцию, российские либералы и демократы не отказываются от американского гражданства, американской визы и всего прочего, связанного с Америкой. Никто не ведет себя так, как сейчас ведут себя по отношению к России.

— Можно ли воспринимать случившееся как решение Путина не идти в сторону Запада, а создавать новую русскую цивилизацию? Возрождать СССР.

— Никакого возрождения СССР Путин, безусловно, не планирует. Я никогда никаких симпатий к этому человеку не питал, но это очень рациональный человек. Он видит все в практическом русле, и никакого объединения СССР в его планах нет. И присоединения Крыма не было, пока не произошло то, что произошло. Путин всегда делает то, что так или иначе выгодно ему, и менять экономическую модель государства он не собирался. Он всегда был неолибералом, и только недавно в его правительстве появились люди типа Глазьева и Рогозина, что меня немного удивило. В целом его команда состоит из 100-проценнтных либералов — Кудрина, Дворковича, Медведева. Сама логика событий вынудила Россию к принятию Крыма и теперь требует поиска других путей развития экономики. Эти пути связаны с переориентировкой с Запада и США на какие-то другие источники финансового равновесия. Нас в эту сторону, сами того не желая, будут выпихивать западные державы.

— Это хорошо?

— Это хорошо, так как Россия наконец займется организацией своей продовольственной и экономической безопасности, которую она давно утратила под чутким руководством либералов, которые сейчас выступают против крымской истории. Теперь нужны комплексные изменения: придется начинать с образования, особенно среднетехнического — нужно вместо размножившихся адвокатов, юристов и экономистов возвращать инженеров и людей с высшим техническим образованием, восстанавливать все опошленные НИИ и другие технические заведения на случай, если Россия окажется в состоянии конфликта с западными державами и ей придется опираться на собственные ресурсы.

— В результате Украина от этого крымского отделения только выиграла — теперь ей гарантированно будет помогать Запад.

— Европа Украине будет обещать много всего хорошего и доброго. Но сложившаяся ситуация совершенно патовая для Украины — ей все равно придется обращаться к России, и чем скорее они изберут Тимошенко, тем ближе будет реализация этих целей, — если, конечно, она не потеряла какую-то часть рассудка. Украина во многом завязана на России, а те отношения, которые она хотела выстраивать с Европой, очень долговременные, а Украине уже сейчас надо много денег. Если экономические аналитики нам не врут, Украина должна России 17 миллиардов долларов, и она не может занять у кого-либо еще, пока не отдаст этот долг России. Ситуация совершенно фантасмагорическая, и я не завидую украинским экономистам, так как выхода из этой ситуации нет, кроме одного — сказать России: мы все простили, давайте вместе что-то попытаемся сделать. И Россия с радостью согласится.

Пока, по-моему, только Германия все еще имеет смутное желание помочь Украине, остальные страны не имеют ни желания, ни возможности. Так что в этом смысле Евросоюз настроен, скорее, негативно. Никто и не собирался принимать Украину в Евросоюз, это очевидно. Если бы Евросоюз имел деньги, как 15 лет назад, он с удовольствием взял бы Украину на прицеп и потащил. Но экономически сейчас это невозможно. В Европе просто очень жалеют эту страну, общественное мнение на стороне Украины.

— Почему вы думаете, что президентом выберут Тимошенко?

— Сейчас на Украине, конечно, еще повеселятся, пободрятся, но наверняка им хватит здравомыслия не выбирать Яроша и Яценюка, Тимошенко даже визуально симпатичнее. Юлия Тимошенко — профессионал, и какие бы безумные послания она сейчас ни писала, она быстро придет в себя, когда власть окажется в ее руках и эту власть придется удерживать — для этого ей придется иметь дело с Россией.

— А чем Тимошенко отличается от Януковича?

— Может отличаться только уровень коррупции. А так это неолиберальная политика, вписывающаяся в неолиберальную модель. Ничего сверхординарного не произойдет, если придет Тимошенко, но не произойдет и экономического коллапса.

— Вы сейчас активно ругаете российскую либеральную оппозицию. Неужели в ней вообще ничего хорошего нет? Вы ее окончательно разлюбили за неправильное отношение к присоединению Крыма?

— Нет никакой ошибки, они просто верны самим себе. А ошибка была у меня и у людей моих взглядов плюс-минус оппозиционных, левых или правых националистических. У нас возникли иллюзии касательно либеральной оппозиции, будто она как-то видоизменилась с 1991-го, 93-го или 96-го годов, после чеченских событий. Казалось, что и они повзрослели, и мы стали демократичнее, появилась площадка для обсуждений. И тут, к счастью, случился Крым, и стало все ясно.

В каждом среднестатистическом либерале живет своя Новодворская, и она совершенно непобедимо останется там навсегда. Слишком много у нас либеральной оппозиции, куда больше, чем она заслуживает. Но крымские события похоронили ее иллюзии на представительство всего народа, всей нации. Когда был создан Координационный совет оппозиции, они могли сказать, что представляют огромное количество рассерженных россиян. Теперь же они представляют только те 50 тысяч участников антивоенного марша, который прошел по Москве. Это 1 процент населения Москвы и 0,1 процента в любом другом городе страны — обычно это интеллигенция, работники СМИ, люди, которые к народонаселению отношения почти не имеют. Никакого компромата на этих людей не надо — если они будут куда-то выдвигаться, достаточно печатать их высказывания и интервью по поводу крымской ситуации, этого будет достаточно, чтобы обвалить их рейтинг.

— Чем вообще для нас вся эта украинско-крымско-российская история закончится? Запад грозит все большими санкциями...

— Маленькие санкции в виде списков означают, что Европа и США пытаются как-то сохранить лицо и каким-то образом навредить Путину. Но Владимир Владимирович вообще не отличается излишним доброжелательством к своей команде, где он никого не сажает, но и дружеских отношений не водит. Деньги своих товарищей он не отнимает, но и не бережет. Поэтому ему точно все равно, что с ними будет происходить.

А что до нас — русский народ веселый и зловредный, мы только радуемся, когда у них там плохо. Некоторые угрозы даже выглядят смешно: Чехия, Испания грозились не давать визы. Но те, кто ездит по заграницам, знают: в любом городе Европы можно остановиться посреди площади и услышать, что 60 процентов прохожих говорят на русском языке. А сколько туристических покупок там совершают россияне! Если они не боятся за свою экономику — пожалуйста.

Анастасия Дмитриева, "Город-812" - 03.04.2014

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: