Захар Прилепин: "Революция будет общей"

В Германии вышел роман "Санькя" Захара Прилепина - первая публикация писателя на немецком языке. В интервью DW он рассказал о Pussy Riot, "письме Сталину" и своей перезагрузке.

В Германии только что вышел роман Захара Прилепина "Санькя" - манифест радикального протестного движения. Войдя с написанием антилиберального "Саньки" в литературный истеблишмент, Захар Прилепин недавно оглушительно порвал с ним, опубликовав скандальное "Письмо товарищу Сталину".

Deutsche Welle: Немецкая газета Suddeutsche Zeitung назвала вас в одной из статей "борцом". Какова цель борьбы?

Захар Прилепин: Я хочу, чтоб действующая власть покинула свои посты, иначе они разворуют и угробят Россию. То есть, борьба должна завершиться сменой всего главенствующего политического класса. Эти люди дискредитировали себя тотальным воровством и политической нечистоплотностью. Кроме того, я считаю, что экономический либерализм - это чума.

- Борьба может принимать разные формы. Если бы ваш герой, Санькя, жил в 2012 году и родился женщиной: можете ли вы себе представить, что эта "Надькя" в какой-то момент покупает красную балаклаву и идет в храм Христа Спасителя?

- Нет. Во-первых, Санькя живет и в 2012 году, и занимается совсем другими вещами. У него все в порядке с ощущением традиции. Санькя - консерватор в не меньшей степени, чем революционер. И со вкусом у него тоже все в порядке. Его поступки могут быть не этичны, но эстетически он куда более точен и выверен. Санькя - человек трагедии, изначальной и честной. А танцы в храме отдают дурновкусием. Трагедию из этой клоунады сделал российский суд.

- Надежда Толоконникова в интервью журналу Spiegel заявила, что целью Pussy Riot является революция в России. Целью Саньки - тоже, что видно с самых первых глав. Это две разные революции?

- Революция все равно будет общей. Я желаю девушкам скорейшего освобождения и сил, и терпения. Однако менее всего я бы хотел, чтобы после революции такие танцы стали обычными и традиционными. Думаю, что мы во многом совпадаем по убеждениям с Толоконниковой и ее подругами. Однако способы реализации наших убеждений у нас различаются категорически.

- Недавно было опубликовано ваше "письмо Сталину", наделавшее много шуму. Прав ли Дмитрий Быков в том, что это письмо - способ расплеваться с литературной тусовкой, которая, по его словам, "почти всегда отвратительна"?

- Во многом прав. Российская либеральная тусовка, по сути, не менее тоталитарна, чем, скажем, советский литературный мир. Она замалчивает тех, кто ей не симпатичен, поднимает тех, кого считает нужным возвысить, порой ведёт себя агрессивно и нечестно.

- Но были и личные причины?

- Мне в этом году исполнилось 37 лет. Это знаковый возраст для русского писателя: в 37 Пушкина убили на дуэли, а Маяковский застрелился. В общем, я посчитал,что мне тоже нужна жесткая перезагрузка. Дантеса подходящего я не нашел, стрелять в себя самому не интересно, поэтому я совершил такое прилюдное самозаклание, надерзив литературному истеблишменту, который весь, конечно же, настроен строго антисоветски.

Дмитрий Вачедин, dw.de - 19.09.2012

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: