Захар Прилепин. "Грех". Сборник рассказов. М. Вагриус. 2008

Мне у Захара Прилепина нравится всё. В том числе и стихи, которые многие не желают воспринимать. А там – душа его. Его личные переживания, которые в прозу не помещаются. И о любви, и об Империи нашей. В прозе ему как бы стыдно говорить напрямую о любви к Родине. Вот он и пишет в стихах:

Для вас Империя смердит, а мы есть смерды

Империи, мы прах её и дым,

Мы соль её, и каждые два метра

Её Величества собою освятим.

Поразительно, самая жесткая проза, почти на грани чернухи, и при этом на каждом метре пространства освящение её, Родины своей, дома своего, друзей и близких своих. Грешный поневоле, а святой как бы изначально. Может, из таких, как Захар Прилепин, в давние времена и уходили в монастыри – Соловецкий, Валаамский, Трифоно-Печенгский, Аляскинский, на самые рубежи нашей Родины, и молясь и воюя за земли её. Сильный русский человек на грешной земле.

Я думаю, Захар Прилепин еще в самом начале пути, хотя иные из его сверстников уже и закончили свое литературное восхождение. Но кому многое дано, с того многое и спросится.

Он уже прожил жизнь воина, оставив за собой прекрасную фронтовую прозу. Он уже прошел путь революционера, и его "Санькя"еще долго будет поражать молодых писателей разных стран, вдохновляя их на подвиги.

Сейчас настала пора рассказов. Пусть и названа его последняя книга "Грех"романом в рассказах, это уже скорее дань нынешней тенденции. Кстати, для литературы вредной. Рассказчиков у нас талантливых гораздо меньше, чем романистов. После смерти Вячеслава Дёгтева почти и назвать некого. Разве что Эдуарда Лимонова, так ему обычно не до рассказов, пока в новую тюрьму не угодит, до рассказов руки не дойдут.

И потому обращение Захара Прилепина к рассказам и маленьким повестям , таким как "Сержант", "Шесть сигарет и так далее", "Грех"считаю проявлением высшей зрелости художника. Обратите внимание, как плавно и органично переходит он от темы детства к теме войны, от описания деревенской жизни того же жизнерадостного парня Славчука к уголовщине и беспределу девяностых годов, и далее к будням чеченской войны.

Казалось бы его герой погружается в самую жуть, работает могильщиком, вышибалой в ночном клубе, привычно нажимает на спусковой крючок, но живет в этом герое-беспредельшике всё тот же наивный деревенский парнишка, обожающий свою бабушку, и упивающийся сочным арбузом. Недаром читатели "Дня литературы", где был опубликован его чудный рассказ "Бабушка, осы и арбуз", напрямую связывали Захара Прилепина с русской классической традицией.

Он везде, в самых трагических ситуациях, не забывает о чуде жизни, о радости от самого ощущения жизни. Он любит сильного героя, потому что и сам принадлежит к породе сильных людей, но нет в нем ни ницшеанства, ни излишнего нарциссизма, в чем Прилепина уже успели обвинить. Да и о себе ли пишет автор? Хоть и зовут героя иных его рассказов Захарка, хоть и повторяют некоторые жизненные коллизии его собственные, но, думаю, характер его творчества совсем иной, чем у того же Эдуарда Лимонова, сначала творящего свою жизнь, а потом грубыми резкими красками описывающего её. Нет, скорее я вспомню "Севастопольские рассказы"Льва Толстого, или же фронтовую прозу раннего Василя Быкова. Да и в деревенском детстве героев прилепинских рассказов явно видны скорее солоухинско-беловские нежели аксеновские интонации. В этом тоже заметно и мужество его героев, и мужество самого автора , как ни кидай его судьба, как ни доказывай силу зла, а вера не покидает героев ни в детстве, ни в зрелости, и добро по-прежнему торжествует.

Вот почему не замеченная либеральными критиками тема Родины, как важнейшего и всеобъемлющего понятия, всегда важна для самого писателя и его героев. Эта тема и ведет его в политику, взывает к радикальным решениям. Не потому, что он такой уж экстремал, а потому, что нельзя терпеть свою любимую Родину в нынешнем растерзанном виде. "Я ведь тоже люблю Родину, – думает Сержант, глядя в темноту и спотыкаясь. – Я страшно люблю свою землю. Я жутко и безнравственно её люблю, ничего… не жалея… Унижаясь и унижая… Но то, что расползается у меня под ногами, - разве моя земля? Родина моя? Куда дели её, вы…"

Сразу вспоминается летовская песня о Родине, я его в свое время неплохо знал, и вижу, они в чем-то похожи. Экстремалы и радикалы, современные лидеры, говорящие языком сегодняшнего, а то и завтрашнего дня. И при этом безнадежные романтики, преданные своей Родине – России.

Думаю, не случайно, при сложном выборе лауреатов знаменитой толстовской премии "Ясная поляна"победу одержал явный лидер молодой русской прозы, такой же неуправляемый, как и великий владелец "Ясной поляны", кстати, также рано и ярко заявивший о себе "Севастопольскими рассказами", Захар Прилепин.

Он уже сейчас обрастает слухами и легендами, мифами и небылицами, он не боится никакого труда, он – верный семьянин , окруженный детьми, любящий свою Родину и свое государство талантливейший мастер русского слова. Уверен, его не сломает и слава, и из всех своих Америк и Франций, он возвращается даже не в Москву, а в нижегородскую глушь, дабы продолжать кропотливо писать и описывать нашу русскую действительность, а даст Бог, наш православный Бог, в которого Захар верит, сумеет своим словом и своим делом повлиять на наше общество.

Которое уже ждет своих новых литературных наставников.

Захар Прилепин – верный Смерд Русской Империи, и не стыдится этого. Как не стыдились, к примеру, японские самураи своего служения. Как не стыдились своей присяги царю русские дворяне. Как не стыдился своего служения русскому народу Лев Николаевич Толстой.

Владимир Бондаренко
«Завтра», номер 18 (754) ОТ 30 апреля 2008 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: