Метафизика спальных районов

Метарецензия на книгу Захара Прилепина «Грех».

Литературная критика зачастую суть резонёрство, пустое мудрствование. Поскольку каждый критик вправе использовать свои субъективные критерии при анализе литературного произведения, то его выводы не могут быть объективными. Конечно, в толстожурнальной критике оценка произведения-это даже второстепенная задача, а первая- проанализировать текст методом филологического анализа. Ибо каждый по-настоящему качественный текст впитывает в себя всю культуру, и чтобы расшифровать эти коды, нужно обращаться к занудному академическому литературоведению.

Но есть такие книги, которые не поддаются логическому и даже философскому разбору. Если проявить архитектонику сюжета, расшифровать семантику слов, и привести аналогии-от произведения останется всего лишь голый скелет. Это-имприссионистская, музыкальная литература, которая нацелена на впечатление читателя. И чтобы правильно её воспринимать, нужно иметь хороший слух или…метафизическое чутье.

Захар Прилепин, бузусловно, писатель-импрессионист. Сборник рассказов «Грех», который стал национальным бестселлером в 2008 г., относится именно к такой тонкой, музкальной литературе.

Прилепин популярен у широкой читающей публики тем, что его лирический мир-это мир простого, вполне себе среднестатистического русского человека «с открытым сердцем»(Платонов). На фоне снобистской интеллектуальной прозы и посмодернистской макулатуры, Прилепин действительно выделяется как народный писатель. В то же время, его можно смело назвать писателем высокой культуры и поставить в один ряд с классиками.

Все отзывы критиков на «Грех» почти одинаковы. В основном, они уделяют внимание стилистике и композиции рассказов. При этом в главном герои они почему-то  склонны видить  нерефлексирующего брутального мужика и сопоставляют его с самим автором.

 Это, конечно, не совсем так.

Он, Захарка (протаганист), вроде бы совсем простой: простой добрый ребенок, подросток с шальными мыслями, солдат, могильщик, охранник-вышибала, но-- с профилем Блока на сердце.

Лирический мир Прилепина в этих рассказах напоминает лирическую атмосферу Бориса Рыжего. С одной стороны, это светлая память о прошлом, о сладкой боли неизбывной любви и безвозвратно ушедшей молодости. С другой, это разговор с мертвецами на кладбище. Это Блоковско-Рыжая тема человека виновного за то, что он единственный живой на этом кладбище. Поэтому от этих строчек иногда отдает едким запахом спирта, сырым запахом кладбищенской земли. Призраки летают по страницам.

Казалось бы, что могут поведать серые панельки спальных районов? Но если внимательно вглядеться в эти закопченные пылью жилые массивы, можно увидеть лик Достоевского.

Вот, на восьмом этаже в окне горит свет. Точнее сказать не горит, а тлеет жухлая, одинокая лампочка. Перемотай всю жизнь, и ты увидешь грустное кино: вот первое сентября, первая любовь, вот первая драка-кровь в раковине, а вот фотопортрет ушедшего на войну солдата. Вот выносят гроб. Черт подери, лифт небольшой, а выносить гроб с восьмого этажа проблематично. Цинизм могильщиков. В подъезде на корточках дежурит шпана, спертый запах перегара. Тот, что в черных в три полоски трико, скоро станет авторитетом, но долго не проживет.

А что за окном? Ведь за окном золотая осень и всё те же ветераны, что играют в домино. Золотые кресты божьих храмов пронзают небеса. И солнце встает каждый день в этом районе, как Архангел Михаил над поверженным дьяволом.

Какие драмы, боже праведный, происходят внутри этих серых стен хрущёвок и панельных домов!

Кто-то презрительно скажет, мол, апология мещанства, пошлость.

Нет, это-невыносимая бренность бытия.

Святой бред жизни русской.

Иными словами, рассказы Прилепина-это о том, как «Страшно впасть в рукиБога живаго!» Евр.10: 31.

Никита Жуков
Газета «Завтра», 03.09.2017

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: