Исследовательская работа «Сравнение как основное выразительное средство в творчестве Захара Прилепина»

Фатыхова Раушания, ученица 10Б класса гимназии № 56 г. Ижевска.

Министерство образования и науки УР
Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение
МАОУ «Гимназия № 56»
Индустриального района г. Ижевск

Тема исследовательской работы:
«Сравнение как основное выразительное средство в творчестве Захара Прилепина»

Работу выполнила: Фатыхова Раушания,
ученица 10Б класса

Руководитель: Ковальчук Ольга Аркадьевна, 
учитель русского языка и литературы

Ижевск, 2016

Содержание

Введение...............................................................................................3
Захар Прилепин. Биография....................................................................5
Творчество и политические взгляды........................................................7
Отзывы о творчестве писателя................................................................8
Особенности языка и стиля.....................................................................11
Понятие о сравнении..............................................................................12
Повесть Захара Прилепина «Черная обезьяна».......................................14
Сравнения в повести «Черная обезьяна»............................................…16
Повесть Захара Прилепина «Санькя»......................................................24
Сравнения в произведении «Санькя».....................................................26
Сборник «Грех и другие рассказы»........................................................34
Сравнения в сборнике «Грех»...............................................................36
Сборник Захара Прилепина «Восьмерка»...............................................42
Сравнения в сборнике повестей «Восьмерка»........................................43
Сравнения как выразительные средства в классической литературе.......47
Общая таблица...................................................................................…49
Вывод..................................................................................................50
Книжная литература и интернет ресурсы................................................52
Приложения..........................................................................................53

Введение

Выразительные средства в литературном искусстве давно стали не только «инструментом» создания ярких образов, описаний пейзажей или действий, но и способом отражения творческой индивидуальности писателя. Как правило, в соответствующих темах школьной программы представлены выразительные средства из классических произведений, большинство из которых уже давно сами стали классическими.

В действительности заслуживают внимания и примеры из современной литературы: многие из них поражают непривычной для читателя оригинальностью сочетаний образов, простотой и вместе с тем неповторимостью авторской идеи.

Творчество Захара Прилепина, одного из известных современных российскийх писателей, оказалось ярким тому примером. Знакомство с его произведениями подтолкнуло нас на идею исследования роли таких выразительных средств, как сравнения, в отражении его авторской манеры и индивидуальности. 

Основной нашей задачей является знакомство с изобразительными средствами, используемыми Прилепиным (метафорами, эпитетами, парцелляциями и т. д.), из которых наиболее важную роль он отводит сравнениям. Систематизация и анализ данных выразительных средств, сравнение результатов исследования по отдельным произведениям писателя помогут нам сделать вывод о творчестве З. Прилепина в целом. 

Тема исследования: «Сравнение как основное выразительное средство в творчестве Захара Прилепина».

Гипотеза: Читая произведения З.Прилепина, мы обратили внимание на то, что в текстах часто употребляются сравнения различных типов. Качественный состав сравнений поразителен — до 9 разных типов в одном произведении. Количественный состав сравнений во много раз превосходит количество использований других средств художественной выразительности. Итак, мы предполагаем, что сравнение — основной способ «украшения» художественного произведения Захара Прилепина.
Цель исследования: изучить подробно лексическую и грамматическую функции сравнений в русском языке, познакомиться с произведениями З. Прилепина, систематизировать сравнения на основе полученных знаний, сравнить их с примерами, используемыми в русской классике, сделать вывод. Доказать, что сравнение является основным средством художественной выразительности в произведениях З.Прилепина. 

Объект исследования: произведения З. Прилепина: повести «Черная обезьяна», «Санькя»; сборники «Восьмерка», «Грех и другие рассказы», роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».

Основные задачи:

1. Познакомиться с дополнительной литературой по грамматике и лексике русского языка, выяснить роль сравнений, их особенности и способы систематизации, а также с частотой использования данного выразительного средства в литературе относительно других (эпитеты, метафоры, гиперболы и т. д.);

2. Познакомиться с биографией Захара Прилепина;

3. Прочитать произведения «Черная обезьяна», «Санькя», «Восьмерка», «Грех и другие рассказы», выделяя сравнения по ходу чтения;

4. Составить таблицу, выписав туда по систематическим категориям все найденные сравнения;

5. Сделать вывод о преобладании определенного типа сравнений в творчестве писателя;

6. Познакомиться с романом «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова, по ходу чтения выделить, классифицировать, пересчитать сравнения;

7. Систематизировать их по тому же или по иному принципу;

8. Сделать вывод о количественном соотношении разных видов сравнений;

9. Сравнить результаты обоих анализов, сделать вывод на основе их результатов;

10. Задать вопрос о результатах исследования самому автору, Захару Прилепину;

11. Сделать вывод по всей исследовательской работе, предложить практическое применение ее результатов;

12. Дать личную оценку проделанной работы и приложить к работе оценку лица, не принимавшего участия в ее проведении (рецензию проектной деятельности).

Особенности языка и стиля

Слово Прилепина емко, веско. Художественная речь Прилепина метафорична, образна, насыщена художественно — изобразительными средствами (тропами, синтаксическими фигурами, лексическими средствами). Оригинальные образы, которые значительно усиливают восприятие происходящего, обнаруживают также яркую индивидуальность автора и его героя. 
Среди изобразительных средств: Повторы «На улице была весна, был май, было прозрачно». (Ботинки, полные горячей водкой). Парцелляция «Я жестокий. Черствый и ледяной. Я умею соврать, сделать больно, не чувствовать раскаянья. Я получаю по заслугам, получаю по каменному лицу; но там, где должен быть камень, уже глина, и она ломается, осыпается, оставляет голый костяной остов. Черствый, и ледяной, и мертвый» (Ботинки, полные горячей водкой). Эпитеты «Оглушительное солнце», «Такой милый и лопоухий день» (Восьмерка). Олицетворение «Вода в Истье была ласковой и смешливой» (Восьмерка). 
Оксюморон «Веселый страх» (Восьмерка). 
Сравнения «Потому что едва только очутился здесь — сразу потерялся, запутался в руках родителей; когда еще едва умел ходить, они запускали меня, как косопузый кораблик, на сухой белый свет». (Черная обезьяна) Именно сравнениям писатель отдает предпочтение в создании образов героев и в описании действий и пейзажей, об этом говорит большое их количество относительно других художественно-изобразительных средств. Это основной «инструмент» Захара Прилепина в его художественной деятельности. Мы взяли произвольно одну страницу произведения «Восьмерка» и сосчитали изобразительные средства. Итак, на одну страницу пришлось:
Метонимия — 2
Эпитет — 3
Метафора — 1
Сниженная лексика — 2
Сравнения — 9
Итак, на одну страницу вордовского текста приходится 9 сравнительных контструкций, причем 5 разных видов. Мы доказали то, что, впрочем, и так видно «невооруженным глазом». (см. приложение 2)
Понятие о сравнении
К важнейшим языковым средствам образности языка относятся тропы. Троп — это замена наименования явления словом или выражением, применяемым не в прямом, а в переносном смысле. Троп дает возможность кратко, но ясно и очень выразительно охарактеризовать какие-либо особенность или свойство предмета, явления о котором мы говорим. Такого рода выражение дает более выпуклое и живое представление об определенном свойстве предмета, чем подробнее объяснение, прямые описания. В литературе к нему обращаются не потому, что в языке явление не имеет точного названия, для того, чтобы сделать словесное определение образным. Троп поясняет явление изобразительно, действуя на воображение. Способы переноса свойств одного предмета на другой его характеристики могут быть различны, поэтому различаются многообразные виды тропов. К тропам можно отнести метафору, метонимию, перифраз, олицетворение, а также предмет нашего исследования — сравнение. 
Мы воспринимаем какие-либо предметы и явления как отличные друг от друга вследствие того, что они находятся (или могут находиться) в отношениях сравнения с другими предметами и явлениями. Сравнивая предметы и явления друг с другом, мы выражаем свое отношение не только к изображаемому, но и к самому сравнению как форме познания этого мира.
Сравнение — это троп, в котором происходит уподобление одного предмета или явления другому по какому-либо общему для них признаку. Цель сравнения — выявить в объекте сравнения новые, важные, преимущественные для субъекта или предмета высказывания свойства. В сравнении выделяют: сравниваемый предмет (объект сравнения), предмет, с которым происходит сопоставление (средство сравнения), и их общий признак (основание сравнения, сравнительный признак, лат. tertium comparationis). Одной из отличительных черт сравнения является упоминание об обоих сравниваемых предметах, при этом общий признак упоминается далеко не всегда.
Виды литературных сравнений
1. Сравнительные обороты (в том числе развернутые сравнения)– это обороты, выраженные при помощи союзов: как, будто, точно и др. («Ничего в холодильнике не было, только яйцо, как заснувший зритель в кинотеатре, посреди пустых кресел с обеих сторон: сверху и снизу», «Быстрый, как олень»). 
2. Сравнения при причастном обороте («Черты лица расползшиеся, словно нарисованные на сырой бумаге»). 
3. Отрицательные сравнения — один объект противопоставляется другому. Часто применяется в народных выражениях («То не ветер ветку клонит, Не дубравушка шумит»). 
4. Сравнения «творительные» — с использованием существительного в творительном падеже. («Смотрит волком»).
5. Сравнение при помощи наречия образа действия («Закричал по-звериному», «Лопатка взлетала и падала резко, ястребино, издавая смачный, сырой звук»). 
6. Сравнения «родительные» — при помощи существительного в родительном падеже («Бежал со скоростью ветра», в отличие от «Бежал со скоростью, как у ветра»). 
7. Сравнения в СПП с придаточным сравнительным («Я все это ярко себе вообразил — и в сочных красках, словно видел сам, расписывал своей любимой»).
8. Сравнения в деепричастных оборотах («Выйдя из электрички, я долго стоял на перроне, насыщаясь сквозняками, словно надеясь, что они выметут всю мою нежданную немощь»).
9. Использование сравнительной степени прилагательных и наречий («Никогда не садились больше чем на несколько секунд»).
10. Вводные сравнительные конструкции («Со мной, как с юношей, он еще держался — едко, как ему казалось, иронизировал и снисходительно хмурился»).
11. Сравнения при сказуемом («Боксер взвизгнул — как харкнул и рванул в кусты»).
12. Сравнения при подлежащем («Сегодня как будто пятница»).
13. Лексические сравнения («У него мерзлое лицо с вывороченными губами и заиндевелыми скулами, похожее на тушку замороженной птицы; у него нет мимики»). 
14. Приложения с союзом «как» («Однажды я как человек, зарабатывающий на жизнь любым способом, находящимся в рамках закона, в том числе и написанием малоумной чепухи, обычно служащей наполнением газет, напросился к Валиесу на интервью»).
15. Сравнение с производным предлогом вроде («Он вспомнил, как на него, указывая пальцем, смотрела из окна состава девочка, словно мальчик в траве был чем-то удивительным, вроде зверя»).
Из 15 названных видов сравнительных конструкций у Прилепина (в 4 проанализированных произведениях) мы нашли 13, т. е. все, кроме отрицательных, более характерных для фольклорных произведений или стилизованных под них и «родительных» сравнений.

Возможно мнение, что сравнения необходимы лишь писателям да поэтам. А вот обычным людям в их обычной жизни они вовсе и не нужны. Это утверждение абсолютно неверно! На приёме у врача пациент, описывая свои ощущения, обязательно прибегнет к сравнениям: «Сердце болит.… То как будто ножом режет, а то — словно в кулак его кто сжимает…» Бабушка, поясняя внучке, как делать тесто для блинов, также вынуждена сравнивать: «Воду добавляешь до тех пор, пока тесто не станет похожим на густую сметану». Мама устало одёргивает не в меру развеселившегося малыша: «Хватит уже скакать будто заяц!» Поэтому даже просторечие — это один из пластов литературы. Даже технические тексты не могут обойтись без сравнений. Например, чтобы в рецепте приготовления жареной рыбы не повторять уже описанный выше процесс, для сокращения, автор часто пишет: «Рыбу следует жарить так же, как котлеты». Или в пособии для людей, осваивающих азы конструирования из фанеры или дерева, можно встретить фразу: «Дрелью вкручиваются саморезы так же, как и выкручиваются». Сравнения — необходимый приём в литературе самых разных направлений. Умение правильно употреблять их отличает культурного человека.

Повесть Захара Прилепина «Черная обезьяна»

Новый роман «Черная обезьяна» — одновременно психологическая драма и политический триллер, с узнаваемой авторской интонацией и неожиданными отсылками к Курту Воннегуту, открывает новые грани Прилепина — романиста. (см. приложение 3) 
Молодой журналист по заданию редакции допущен в засекреченную правительством лабораторию, где исследуют особо жестоких детей. Увидев в этом отличный материал для книги и возможность бежать от семейных проблем, он пускается в сложное расследование и пытается связать зверское убийство жителей целого подъезда в российском городке, древнюю легенду о нападении на город «недоростков», историю жестоких малолетних солдат в Африке…. Если только всё это — не плод его воображения.
Прилепин, очевидно, хотел написать историю о мерзком типе, который никому ничего никогда не сделал хорошего. Наоборот. Довел до сумасшествия жену. По сути, предал собственных детей. К людям относится как к материалу для будущих книг — не понимая, что созданы они вовсе не для удовлетворения его желаний или любопытства.
Но подонок у Прилепина не получился — слишком уж тонко его герой чувствует, слишком виновато и нежно любит собственных детей, маленьких сына и дочку, как и всякую живность, лягушек, рыбок, собак и вообще жизнь, слишком сочувствует миру, особенно униженным и оскорбленным его представителям. Так что получился вовсе не мерзавец — скорее, задумавшийся, наконец, над своей жизнью пацан, и этим раздавленный. Получился человек разорванный и потерянный. Недаром и начинается роман с красивого фрагмента как раз об этом: «Когда я потерялся, вот что интересно <…> Потому что едва только очутился здесь — я уже потерялся, запутался в руках родителей, когда еще едва умел ходить, и они запускали меня как косопузый кораблик на сухой белый свет: иди ко мне! — суровый мужской голос. Ну-ка, ну-ка, а теперь иди ко мне! — ласковый женский. Куда к тебе? Зачем ты меня звал, художник, пахнущий табаком, с порыжелыми от красок руками? Зачем ты звала меня, пахнущая молоком, с руками, побелевшими от стирки? Я пришел, и что теперь? Рисовать, стирать?»

Сравнения в повести «Черная обезьяна»

Данное произведение обращает на себя внимание обилием сравнительных конструкций. Поражает не только их количество, но и оригинальность. Помимо сравнительных конструкций писатель использует при создании образов и другие выразительные средства, такие как 
Эпитеты («поджарого полицейского», «с мягким гуркающим звуком», «заросшим перекрученной кожей», «бегающим глазом», «ангельской природы», «деревянным лицом», с «лобастым цветком» и т. д.) 
Метафоры («подтаивают линии моей жизни и моей судьбы», «принюхался к раскаленному воздуху», «ковыряя ключом в замке») Олицетворения («лето в этом году сбежало из ада», «день пролетел мимо») и т. д.
В произведении нет положительных персонажей, оно достаточно тяжело для восприятия, потому как повседневная жизнь изображена в самых пессимистичных тонах. Но, несмотря на это, используя данные выразительные средства, автор не только создает полные, запоминающиеся характеристики персонажей, но и передает особенности мышления главного героя, что делает повесть действительно психоделической (из статьи Александра Токарева «Русская жизнь Захара Прилепина»). 
В целом в произведении нами было обнаружено порядка 223 сравнений. Объем произведения составляет 128 страниц (А4 формат), следовательно, на одну страницу в среднем приходится 1,8 — 2 примера данного выразительного средства.
1. Сравнительные обороты
»…находившиеся комары и громкие, как черные вертолеты»
«У шершня был аппетит как у душары»
»…шелуха сразу пересела с губы, как ручная»
»…обидчивый, как коза»
»…как птичий хвост, ресницы» 
«С шипом вскрыл бутылку, она выдохнула терпко и мягко, как ухоженная девушка в тот самый момент».
»…закинул ключик в почтовый ящик, как в бездну».
«В мутной, как чай с кислым молоком, депрессии…»
»…мокрый и горячий, как кусок шашлыка»
»…красно-желтой, как щи»
»…живущие в пахучих клетках, почти как в зверинце»
»…с маленькими, как у сусликов, глазами»
»…с глазами большими, как у коров»,
»…как две детские головы, грудью»
»…хуже, чем обезьяна».
«Отец говорил, что буквы у него сидят как петушок и курочки — три, четыре или пять — на одной жердочке».
»…пил словно куда-то в бороду»
»…которую нужно гнуть как ветвь»
»…каждая черточка торчит как копье»
»…как отец плакал и драл ногтями сырое, как телячий язык, лицо»
»…запах будет ласковый и неотвязный, как от недавно умершей кошки, лежащей где-нибудь в кустах».
»…с переломанной в студень грудиной и конечностями, как у тряпичной куклы».
»…а рот молчал, и в нем подрагивал ставший отчего-то тонким и длинным, как жало варана, язык».
»…как два деревянных уса, появились концы лестницы…»
»…удар снес, как с мандарина, кожуру с виска и половину уха»
»…она казалась неровной, как огрызок яблока».
»…наши отцы: мягкие, как гнилые яблоки»
«Дикие пчелы уселись на дерево, и оно переливалось на солнце, как драгоценный камень»
»…как два деревянных уса, появились концы лестницы»
«Тогда их можно было б ловить, как рыбу на острогу».
»…и сам был красивый, теплый и плавно отекающий, как свежий горшок»
»…голосом, свалявшимся как шерсть»
»…когда я их под мышки, как спасатель на голубом вертолете, извлекал на чистое пространство»
«Голос прозвенел как алюминиевая линейка по столу»
«Каждое слово поставила как кубики — одно на другое».
«Алька стояла у окна, как принцесса на выданье»
«Этаж я перепутал, выскочил, огляделся, как вор»
«Я вбежал в ее дом, как будто у меня за спиной горело, спина дымилась, пятки жгло»
«Перевернулось и зависло в полунаклоне, как ромб, окно»
«Стояла за спиной, как моя тяжелая тень»
«В метро почесывался от нетерпения, как наркоман»
»…сквозняк подтекал еле-еле, как мазут»
»…огромными, как виноград, каплями стекает пот ужаса»
«Как будто кто-то почистил апельсин и вытер об него руки»
»…одинаковые, как орехи…»
«Господу Видней раздал всем белых таблеток, от которых сердце побежало, как у птицы, и мир стал яркий, как три мои рубашки»
»…про крупных змей, которые глотают противопехотные мины — они небольшие и круглые, как шарики из маниоковой муки»
«На кухне кран, ребристая плита, стул в углу — всё как скелеты костяные. Один чайник, как птица, пристыл в ужасе»
»…он лязгнул о прожженные прутья плиты, как будто зубами о железо»
»…раскрасить меня гуашью, как Мону Лизу»
»…мечтал я, как дурак…»
«Чё вы с нами как с салабонами…»
»…вглядываясь в меня с голодным любопытством, как в дупло, где мог быть медок».
»…бросит свой носок, но не так как я — под ноги, а в сторону шепелявого, как перчатку»
»… с гудящей, как улей, головой…»
«Вдавил мягкую, как глаз…»
»…на вкус как медяк…»
»…как куры на прилавке»
»…посмотрел на Слатитцева сквозь дно стакана, как в прицел» 
»…на ее маленьком, ароматном и розовом, как расплавленый чупа-чупс, аппарате»
«Может быть, у вас мозг, как желток, сварился уже…»
«тоже коротко хохотнул, почти как Алька»
»…захохотал главный, как ведро с железяками»
«Стрела воткнулась в город, который лежал себе, как старое ржавое болото…»
«Слатитцев крутился под ногами и закатился, как кусок общественного мыла…»
»…она должна разбираться на составляющие, как формула»
«Жизнь выпадает как камнепад»
«Дождь поливал, пальцы шевелились в темноте как черви, грязь отекала…»
«Провернулся, как старый сустав, замок…»
»…топотанье пришла кошка, головастая, как дыня»
»…ответ должен был раскрыться, выпасть, как плод…»
»…что-то толкнуло под бок, мягко, но больно — как колобка звериный нос»
»…огромные, как оглобли, руки…»
»…ныл ребенок, еле-еле, словно от голода, озноба, ужаса»
»…они запускали меня, как косопузый кораблик…»
»…она шла медленно и спокойно — как Божий сын на картине одного худож
ника…»
»…какой-то странной речью, будто птичьей» 
2. Сложноподчиненные предложения с придаточным сравнительным
«Появился кто-то, по звезде на погоне, шея выбрита так, словно с нее сняли кожу».
«Слатитцев глянул на меня так, словно он вчера мне дал денег на лечение матери, а я только что сознался, что потратил их на ириски».
«Но через минуту опять заглянул, полазил глазами по залу — как будто там кто-то мог под стульями сидеть».
«Ощущение было такое, словно в меня обрушился цирк, вместе с музыкантами, дирижером, зрителями, слонами, фейерверком и гимнастом, который раскачивался на длинной тонкой красной жиле туда-сюда»
«Я нашел свои носки в разных концах квартиры, они почему-то были теплые, будто в них кого-то недавно вырвало»
«Он посмотрел на свои окна, как будто его могли позвать оттуда»
«Он говорил таким тоном, будто ему не было никакого дела до того, о чем шла речь.»
«Рабы бывали с маленькими, как у сусликов, глазами и с глазами большими, как у коров, безбородые, с курчавыми бородами либо со смешными, как лисий хвост, бородками, с желтой кожей и темнокожие, с кожей такой, словно на нее светило солнце и дул ветер и в морщинах прижилась жесткая пыль, со временем ставшая новой кожей.»
«А у другого переписчика буквы такие, словно дурак зашел в курятник и ударил по насесту изо всех сил палкой»
«К тому же в каждом третьем слове не хватает столько же букв, сколько не достает зубов у составлявшего текст писца»
«У матери тоже часто были сырые руки, но у нее сырость запястий, ладоней и пальцев была такая, словно она только что черпала рукой арбуз».
«Тот пытался вздохнуть и оглядывался вокруг так, словно что-то потерял».
«Мальчик услышал жуткий вой: словно тысячи и тысячи младенцев заголосили от голода и ужаса в своих колыбелях».
«Из глаза его торчала стрела — могло показаться, что он обхватил ее пальцами и просто хочет в упор рассмотреть наконечник — как дети рассматривают, полусжав кулак, интересных жуков».
«Только безухий, прибежавший вперед мальчика горожанин сидел, обмотанный ветошью и время от времени дергался из стороны в сторону, словно кто-то ему отвратно пел в самое ухо, а он стремился не слышать этого».
«Мальчик рвал ртом щавель, и ему было кисло так, что глаза сначала нельзя было зажмурить, а потом раскрыть».
«Мальчик услышал жуткий вой: словно тысячи и тысячи младенцев заголосили от голода и ужаса в своих колыбелях»
«Из глаза его торчала стрела — могло показаться, что он обхватил ее пальцами и просто хочет в упор рассмотреть наконечник — как дети рассматривают, полусжав кулак, интересных жуков…»
«Ноготь, так и не залепленный пластырем, саднил, словно в большом пальце обнаружился голый и ошпаренный мозг, которого не было в голове».
«Она взмахнула рукой — так, словно я искал ее во всех окнах дома и мог заблудиться, зайти не в ту квартиру»
»— Не надо, — попросила Алька таким тоном, как будто я у нее рвал волосы по одному»
«У профессора кривились губы, как будто он гонял во рту туда-сюда нерастворимую таблетку».
«Профессор чуть дрогнул губами и произнес три фразы, словно выложил три тяжелые монеты:
Это мой сын»
«Тело рассыпалось, как будто состояло из разных, совершенно не связанных друг с другом частей»
«Сухари насыпаны такими острыми и обильными крошками, будто их не ели, а просто крошили»
«Размашисто ладонью смёл всё это на пол, в темноте раздался перебойный шорох — как будто в комнате порывами пошел легкий мучной дождь»
«Ага! — заклокотал я глоткой, как будто только что вылез из проруби и почувствовал, что у меня температура за сорок»
«Судя по обильному, будто кто-то чихнул в муку, белому налету, занимался он этим очень давно»
«Еще он сказал, что революция — это велосипед, если остановится — упадет»
«Нам оставалось несколько десятков метров до здания, когда там начали кричать и закрывать ставни, как будто мы собирались входить через окна»
«Пока мы стреляли в него, он сначала обратился в обезьяну, потом в жабу, потом умер и начал таять»
«Всё это выглядело так, словно он собрался похлебать воды как собака»
«Я взорвался, а потом расцвел, как тысяча тех цветов, которые умеют ловить мух своими лепестками»
«Нога дрожала так, как будто закопанному было щекотно»
«Включил свет, увидел свой носок, одинокий, в углу, какой-то весь скукоженный, словно его жевали, а потом выплюнули»
«Присел рядом, попробовал его поднять, чтоб бросить в нестираное белье, но этот носок будто приклеился к полу»
«Но замполит всё равно смотрел на Верисаева так, словно тот узнал про него что-то нехорошее»
«Осознать смысл произносимого им казалось невероятным — с тем же успехом можно было ссыпать, скажем, в ведро десятка два букв из нашего алфавита, поболтать их там и потом громко вытрясти на пол»
«Дед проследил его паденье взглядом, словно с его любимого дерева слетел последний тяжелый лист и вослед за этим теперь уже точно подступит полная, кромешная зима, ни меда не будет, ни яблок»
«Пока он бежал, мне казалось, что мои пятки прикипели к земле, а глаза полны струящимся горячим воздухом, словно за спиною что-то горит»
«Аля последнее время постоянно пребывала в брезгливом раздражении, словно у меня осталась рыбья чешуя на лице: и смотреть противно, и стряхнуть гадко»
«Рука ее застыла на мышке в таком напряжении, словно Аля раздумывала: щелкнуть курсором, чтоб меня взорвало, или сдержаться»
«Поглядывая в мобильный, набрал отвыкшим от механического провертывания пальцем номер, она взяла трубку, спокойно произнесла слово, похожее по звучанию на какую-то вещь, что хранится на столике в туалетной комнате»
«От этого слова пахнет чем-то неживым, когда оно попадает на язык, кажется, что ты лизнул мыло»
«Профессор покивал головой с таким видом, словно только что спросил меня, о чем я волнуюсь в последнее время, нет ли у меня тяжелых сновидений и мыслей о суициде, а я ответил, что только такие и есть»
«Когда я снова начинал кашлять, они приостанавливались и ждали, словно мой кашель мешал им отталкиваться от земли и прикасаться к земле»
«Я сунул мобильный в карман брюк и, рванув с места, побежал, словно я живой, юный, мятежный…»
«В нем едва приметный виднелся огонек — такой скромный, словно его прятали в ладонях»
«Ты сюда шел — руки висят, кожи не видать, весь черный и будто в шерсти: зверь лесной»
«Он трогал свою сухую руку, ковырял ее и пощипывал — словно она была и не его вовсе, а какой-то предмет, который дали подержать, поиграться.»
«Но первая, же фура остановилась, меня подобрали, в машине я сразу заснул, чувствуя, что мне жарко, всё жарче, будто еду в капле ртути, которая набирает в градуснике высоту и скорость, и сейчас он не выдержит жара, разорвется, и что-то горячее, скользкое, ядовитое покатится во все стороны»
«В ушах шумело так, будто вокруг было море, и оттого машина казалась почти беззвучной»
«Я поднял руку, показал недоросткам сжатый кулак — словно то, что у меня там есть, нужно им».
3. Сравнения при деепричастном обороте
«Русый ходил по странной окружности — словно обходя ямы»
«К тому же за улыбку можно получить удар под колено, и тогда можно будет посмеяться, ударившись оземь, но в птицу, как в сказке, не обернувшись»
4. Сравнения при причастном обороте
»…запаска, наконец, встала как впаянная»
»…как оправдавший надежды покупатель»
»…несколько мужчин с пустыми, будто опавшими лицами и пили»
«Приподнявшись на руках, я увидел Верисаева, который кусками, как хорошо пережеванный, извлекал носок из красного, с надорванной губой, рта»
«Африканские губы его поблескивали, словно намазанные кремом»
»…спросил я, извлекая из себя каждое слово, как намагниченное»
«Проснулся, хватая ртом воздух, как вынутый из воды»
»…главный дрожал и побрызгивал, как огромный мясной закипающий чайник».
5. Сравнения при сказуемом
»…смотрели в разные стороны, словно собрались расползаться кто куда».
»…потряхивал головой, словно видел что-то…» 
6. Лексические сравнения
»…походил лицом на гостеприимного дауна».
«Пока мы стреляли в него, он сначала обратился в обезьяну, потом в жабу…»
7. «Творительные» сравнения
»…сделав ладонь ковшиком»
«Я быстро почувствовал себя вареной свеклой в кипятке».
Составим наглядные диаграммы о соотношении сравнительных оборотов по различным признакам:

Если систематизировать те же сравнительные конструкции по грамматическому признаку, то наибольшее количество сравнений будет простыми (92%), также часто встречаются сравнения со словами «похож», «похожий» (4%) и бессоюзные сравнения (2%). Также можно встретить сравнения образа действия, творительные сравнения, но это, как правило, единичные случаи.

В целом мы можем сделать вывод о том, что повесть Захара Прилепина «Черная обезьяна» содержит относительно большое количество сравнений, которые не только интересны по своему содержанию, но разнообразны по своей структуре, причем наиболее часто встречаются простые сравнения (92%) в структуре сравнительных оборотов (52%), построенных на названиях отвлеченных реалий (38%).

Повесть Захара Прилепина «Санькя»

Прежде чем начать анализировать стилистический аспект романа, стоит напомнить о том, как неоднозначно оценивают художественные достоинства произведения критики и писатели (хотя противоречий в оценке творчества З. Прилепина хватает на всех уровнях). (см. приложение 4)
Однозначно положительно отзывается о стилистике романа «Санькя» писатель Александр Проханов в одном из интервью. «Язык книги — это очень хороший, добротный русский традиционный язык, в котором встречаются изыски, и я чувствую, что Прилепин способен на эти изыски в гораздо большем количестве, но он смиряет свой эстетизм, потому что у него другие задачи — не эстетические, а психологические, моральные, политические. Но язык, повторяю, очень хороший, добротный, достаточный для того, чтобы изобразить вот эту группу явлений, группу людей, этот слой новой пассионарной молодежи, очень жестокой, очень жертвенной, очень циничной и идеальной одновременно с этим». 
Двойственно отзывается о стилистике романа Лев Данилкин. Он вполне справедливо пишет, что писателю очень хорошо удаются агрессивные сцены романа, с погонями и драками. «Прилепин-писатель работает резкими, отрывистыми движениями — ломает и гнет синтаксическую арматуру, а потом наотмашь кидает на нее куски глины, быстро долепливает рельеф, не церемонясь с материалом, будто назло кому-то неестественными инверсиями добиваясь нужного эффекта… Эффект есть, и стиль романа соответствует содержанию». Но критик считает, что стиль автора не очень применим к «мирным» сценам романа, оттого они зачастую не удаются (это мнение можно оспорить, так как в «мирных» сценах автор использует и иные языковые приемы, соответствующие содержанию данных эпизодов). Основным стилистическим принципом Прилепина Данилкин считает «борьбу с гладкописью», «насилование языка». 
Прежде всего, стоит сказать о том, что захватывающий сюжет романа обусловлен именно языковыми особенностями: произведение написано ясным, понятным языком, без нагромождения длинных и запутанных синтаксических конструкций. Скорее всего, такая манера письма обусловливается профессиональной привычкой Прилепина — журналиста — писать лаконично, просто, но ярко и интересно. Хотя нельзя умалять и чисто литературного таланта писателя, проявляющегося в использовании художественных средств и приемов. 
Прилепин держит читателя в постоянном напряжении за счет того, что использует образные и динамичные предложения, позволяющие в красках представить панораму происходящего. Особенно хорошо это прослеживается в сценах, где необходима быстрая и резкая смена картин (сцены митингов, погони и т. д.).
Роман относится, безусловно, к жанру реалистической прозы. Но заслуга автора заключается в том, что в одном произведении он соединяет различные по стилю эпизоды. Так, например, жесткие натуралистичные сцены романа сменяются сентиментальными, лирическими сценами. Прилепин умело управляет языком и стилем в романе, и благодаря этому ему удается передать всю разность настроений и характеров героев; именно поэтому роман кажется таким достоверным. Например, Алексей Константинович Безлетов, идеологический противник Саши, говорит грамотным литературным, но клишированным и оттого «мертвым» языком. Этим свойством он резко контрастирует с Сашей и его соратниками, в языке которых проскальзывают подчас и грубые слова, однако их образы вырисовываются ярче и живее. А фигура Безлетова — скорее «механизм», воплощенная идея, но не живой персонаж. В словах автора чувствуется ирония над ним.
В лирических сценах романа автор меняет стиль повествования, который наполняется образными сравнениями и отступлениями. Здесь уже нет динамизма и стремительности действия, свойственных «военным» главам (революционная деятельность «Союза созидающих»). В первой же картине о деревне автор за счет мельчайших деталей, образности языка и щемящего лирического тона рисует тоскливую картину безнадежности. Все сравнения, которые использует автор, в силу своей наглядности и образности создают мрачное, тяжелое ощущение вымирания природы. В связи с этим особенно показателен эпизод, когда Саша идет на пляж, где, будучи ребенком, он счастливо проводил время. «Вода оказалась холодной и склизкой, как кисель. Глины было неприятно касаться — она напоминала голую стариковскую десну своей осклизлой стылостью». И даже после того, как Саша с яростью выдрал все сорняки на пляже, писатель отмечает: «Пляж не стал ясным и чистым, как в детстве, нет. Пляж будто бы переболел какой-то заразой, оспой — и лежал неприветливый, весь в метинах и щербинах».
Стоит остановиться и на тех сценах, где автор использует натуралистичность стиля, благодаря которому усиливается впечатление от описываемых событий. Прилепин как будто хочет шокировать читателя, проверить его на прочность. Многие сцены романа по-настоящему жесткие и тяжелые для восприятия, выписаны подробно и тщательно. Особенно выделяется в этом отношении сцена задержания Саши, когда сотрудники спецслужб увозят его сначала в контору, а затем в лес, и жестоко избивают за то, что он отказывается давать показания. Писатель самым подробным образом описывает сцены насилия над героем и его физические страдания. Временами писатель работает отрывистыми, точными мазками, создающими впечатление абсолютной достоверности происходящего, а также особенной остроты физических мучений Саши. «Ударили. Задохнулся. Ударили. В голове разлили несколько масляных красок, обильных и вонючих. Вырвало желчью, по лицу стекло». Здесь умело использован прием парцелляции.
Подобные сцены в романе имеют огромную изобразительную силу, а натурализм оказывается наиболее эффективным стилистическим приемом.

Сравнения в повести «Санькя»

В данном произведении по сравнению с «Черной обезьяной» заметно меньшее количество сравнений. Встречаются они с небольшой частотой и неравномерно. Всего в целом в «Санькя» около 161 сравнения. Объем произведения составляет 175 страниц, следовательно, в среднем на одну страницу приходится чуть менее 1 сравнительной конструкции, что практически на единицу меньше, чем в повести «Черная обезьяна». 
Вот некоторые их примеры: 
1. Сравнительные обороты
»…он сам был как подполы»
»…совсем маленький, как гриб»
«Как чумных собрали…»
»…с лицом ярким и обнаженным, как открытый перелом»
»…опасливо, словно за горячую, хватаясь за нее»
»…Милиция бессильно стояла, словно почетный караул»
»…и влажными, словно изнанка щеки, губами…»
»…Длинная, как шланг, дубинка…»
»…и они, словно так и надо, словно по делу, легкие и свободные, нырнули в ближайший проулок…»
»…заживало как на кошке»
»…качнул, будто качели, свой никчемный настрой»
«Бабушка и ребенок словно находились в разных измерениях»
»…все так же, как в детстве, вкусны…»
»…сильный, как конь»
»…все покачивалось, будто в темном вагоне, с мигающим, почти бессильным светом»
»…волос светлый, как лен, выгоревший на солнце»
»…лица, как у лошадей…»
«Яичница с салом, помидорами и кабачками — неестественно яркая, словно рисунок ребенка, — источала аромат, подрагивала и побрызгивала, как живая и радостная»
»…расправив крылья и гогоча, как дурные…»
»…кавалер, как водяной черт»
»…не стал ясным и чистым, как в детстве…»
»…будто бы переболел какой-то заразой…»
»…сизыми, словно палеными кадыками…»
»…отмахивался ею, как дурак…»
»…пол-лица как раздавленный помидор»
«Будто глазам не поверил»
«Взялись за холодную веревку, как неживые»
«Ползли, как дурные»
»…запричитала голосом высоким, пронзительным и горьким, как черная земля»
«она берет тебя, уставшего, равнодушного, как жадная баба»
»…ее будто засасывало в водоворот»
»…перебрасываясь шутками, как маленьким мячом»
»…смотрела, как пузырится напиток…»
»….подрагивающие, словно от смеха, ладошки…»
«Целовались тихо, вдумчиво и даже аккуратно, словно слепые …»
«Словно он ошарашил ее, а потом продолжал удивлять все больше…»
«Обрадовался, конечно. Как ребенок»
»…дыша, подрагивающая, как гладкая ящерица неведомой, королевской породы»
»…она, подобно ящерице, не может лежать на спине…»
»…не тянущая душу, как в автобусах, медлительность при подъеме в горку…»
»…горькость эта была мягкой, словно крошки лекарства, оставшиеся на дне стакана»
«Негатив был надежный, как булыжник»
»…будешь как люди»
»— В Москву, как в булочную, — сказал Саша будто себе»
»…кому они нужны как сыновья»
»…своей тяжелой набыченностью как братья…»
«Крутил головой, как глупое животное»
«Паленый, как в клещах, зажал болезненную мышцу над Сашкиной ключицей»
»…словно рикошетом от затылочной кости…»
»…что тело внутри — почти пустое, как у куклы»
»…— как шумящее и теплое небо у нас над головой»
»…радовался своей удаче, как естествоиспытатель»
»…Россия тебе, как у Блока в стихах, жена…»
»…улетают в определенный момент, как ангелы…»
»…курил в кулак — как урка»
»…громыхала, словно дырявая посуда»
«Все зажило, как на собаке…»
»…неприятно хитрый, словно зверина последняя»
 »…отвечал дельно, как в тюрьме»
»…хихикнув, как милый колокольчик»
»…невесть откуда появившийся, словно мусор»
»…висели, как кадки, над дверями»
»…смотрел на нее, словно впервые»
»…мягко, как рукав»
«Словно это уже вне его воли и вне его власти — как приговор»
«Водка казалась тяжелой, как ртуть»
»…переспросил Саша, громко, как глуховатый»
«словно он какое-то ползучее насекомое и у него с другой стороны забора уже несколько ног томятся в нерешительности»
«Будто кто-то подал ему знаки, разгадать которые не было никакой возможности»
»…чувствовал себя в этом городе как в гостях»
«она выглядела устало, как всякая русская женщина, прожившая полвека» 
»…сказал это словно в шутку, но знал при этом, что матери приятно и радостно, что он хоть помнит о ее любви»
2. Сложноподчиненные предложения со значение сравнения
«Прекратил смех резко, словно содрал маску»
«В их поведении просматривалось нечто обреченное, словно они пришли сюда из последних сил и желают здесь умереть».
«Он встал в первый ряд, крайним слева, рядом с Веней, похмельные глаза которого, еще недавно похожие на переваренные пельмени, стали красными, почти пригоревшими, словно их положили на раскаленную сковороду».
«На асфальте, увидел Саша, лежали плюшевые игрушки, служившие призами в разбитом и поваленном стеклянном игровом автомате, — розовые и желтые, жалкие, будто потерялись»
«Саша повернул голову в сторону Вени и сразу получил тяжелый удар в затылок, словно кто-то стоял за спиной и только ждал повода, чтобы ударить»
«Дорога была густо усыпана стеклом, иногда цветами, а также всякой вывороченной из мусорных урн дрянью — и создавалось ощущение, будто на улицу выпал дождь из стеклянной крупы, мусора и цветочных лепестков»
»— А кто это строил? — переспросил Веня, словно это его всерьез взволновало»
«Набирая ход, Саша испытал такое чувство, словно его высоко-высоко подняли на качелях, и — отпустили»
«Город оказался слабым, игрушечным — и ломать его было так же бессмысленно, как ломать игрушку: внутри ничего не было — только пластмассовая пустота»
«Саша приехал в свой город, двери электрички захлопнулись за ним, словно он был аппендикс и его отрезали»
«Проезжая пост, водитель едва напрягся, его глаза потяжелели, он тверже взялся за руль и вперился в дорогу, даже взглядом боясь зацепить милиционера, словно тот был нечистой силой»
«Никуда больше не встанут, водки не выпьют, никуда не поедут, слово никому не скажут»
«Разбивались жутко, вдрызг, летели перед смертью, выброшенные ударом из седла, по пятьдесят, а то и по семьдесят метров, сносили головы свои дурные о деревья и заборы, ломали все кости так, что тело превращалось в розовый мягкий творог, а порой еще и девчонки молодые бились, на втором сиденье располагавшиеся»
«В шесть утра радио засипело, словно пластинка с гимном уже окончилась или никак не могла начаться, заедая»
«А сейчас, Санькя, и не пойму, к чему жил — ничего нет, никого не нажил, как нежил»
«Дорога кривела рытвинами, словно ее пережевали и выплюнули и жевок засох, сохранив кривые, грубые следы зубов или настырных десен»
«Глядя на это, Саша испытал тоскливый спазм в сердце — словно не плита лежала в воде, а поверженный памятник»
«Они что-то обсуждали с отцом — отец спокойно, Безлетов, передергивая иногда плечами, словно у него под рубашкой осыпалась легкая труха»
«Раньше, помнил Саша, Безлетов все время хлопотал лицом, словно находился в неустанном поиске правильной эмоции и точного слова»
«Безлетов затянулся сигаретой и забычковал ее не без остервенения, словно задавил гадкого червяка»
«Они такие же русские, как… как новые греки по сравнению с древними»
»— Тоже с вокзала? — спросил помдеж у «пэпсов» так тихо, словно очень устал»
«Тот странно скривился, словно ему было очень неприятно»
«Стало как-то тошно и мерзло, словно кто-то холодным, ржавым ртом дышал на внутренности»
«Словно на это зеркальце наступили сапогом, раздавили его»
«Яна проговорила и это отстраненным голосом, словно они не смеялись только что на улице»
«Она поддалась, оказалась лицом к лицу его — и неожиданно сильно обняла Сашу свободной рукой за шею, как обнимаются дети»
»— Нет, — таким тоном, как будто никогда не пробовала шампанского»
«Веки ее были напряжены и подрагивали, как у человека, который старается не открыть глаза, боится или стесняется увидеть свет»
»— Куда собрались? — спросил один из них неприветливо — тоном, которым разговаривает вся милиция России, словно каждый встреченный ими уже заведомо негодяй»
«В них присутствовало просто нереальное, первобытное видение мира — словно годовалый ребенок, познающий мир, научился говорить и осмыслять все то, что видит он впервые, — осмыслять самочинно и озвучивать познанное без подсказок»
«В них порой сквозило уже нечто неземное, словно Костенко навсегда разочаровался в человечине, и разочаровался поделом»
«Неожиданно и быстро, всего за несколько минут — Саша даже не успел докурить, — прошел дождь, тихий, мягко прошуршавший, веселый и нежный, будто четырехлетний мальчик проехал мимо на велосипеде»
«Удивился лишь, когда крик неожиданно стал в разы громче, словно усилили звук, — и только мгновение спустя догадался, что просто тряпка сползла с лица»
«Саша лежал и прислушивался к себе: все клокотало и разламывалось, словно внутрь его тела запустили железный половник, перемешали все органы, и они теперь мыкались, места себе не находя»
«Печатали шаг — словно отмеряли свою территорию»
«Поезд двигался — будто тянули жилу»
»— Чай, — повторил он громко, словно разговаривал с плохо слышащим человеком»
«Возле зеркала, с зубной щеткой в руке, долго смотрел на себя, крепко щетку сжимая, словно собирался ее воткнуть куда-то, в живое тело»
»…получалось так, словно сзываешь какую-ту птицу поклевать…»
»…велел себе, словно суровую нитку разорвал»
«Саша чувствовал себя так, будто из него извлекли все органы, отварили и снова вложили — переваренные, подрагивающие мелко»
«На следующий день уезжал. Пошел на вокзал пешком, оглядывая город с ненавистью, — словно у него здесь что-то отняли»
«Будто бы малым пацаном приехал к какой-то неприветливой тетке и постоянно стесняешься то добавки за обедом попросить, то в сортир сходить» «Будто под этим зубом, в голой, окровавленной десне таился ответ…»
«посмотрела Саше за плечо — словно там кто-то должен был стоять»
«как будто это мы все затеяли»
«словно хотел найти подходящее для зачина слово»
» каким-то тяжелым запахом, словно он только что был в конюшне»
3. Сравнительные деепричастные обороты
«Иногда он вытаскивал их по одной и вертел перед лицом, словно не понимая, что это».
«Офицер смотрел вверх, выворотив одуревшие глаза, словно пытаясь увидеть рану»
«Затем подолгу стоял в отдалении, переступая темными ножками, как малая лошадка»
»…Негатив вошел и пожал ему руку, как обычно, глядя куда-то в сторону и вверх, словно выискивая или разглядывая что-то — на этот раз, по всей видимости, лампу на потолке, на которой он брезгливо остановился взглядом»
«Из нее вылетели человек пять ладных ребят, сразу громко, будто загоняя добычу, завопивших на своем наречии»
«Автобус, рыча и сипло отхаркиваясь, двигался задом — словно пятясь от Саши»
«Но она сама случайно скользнула взглядом по Саше, стоящем поодаль, и легко тряхнула головой, будто сбрасывая морок, и улыбнулась»
«Подняла вверх глаза — увидела темным силуэтом стоящего Сашу и отвернулась к стене, словно позволяя ему без стесненья раздеться»
«Шел по улице, крепко сжимая в руке лимон, словно желая его выдавить»
«Заставили нагнуться, так низко, чтоб не было видно лица — и гнали по коридору — а он нарочно громко дышал, оставляя кровавый следок, словно играя, словно всерьез веря, что его по этому следку отыщут и спасут»
«Рогов внимательно разглядывал Сашу, словно пытаясь по лицу и по виду товарища понять как можно больше — и лишнего не спрашивать»
«Когда Саша произнес «убивать», Матвей остановился на нем взглядом, словно взвешивая, насколько серьезно это было сказано»
«Олег снял пистолет с предохранителя, передернул затвор, загоняя патрон в патронник, поднял руку со стволом — словно забавляясь»
«Саша направил туда свет фонариков, внутренне несколько психуя — будто боясь увидеть нечто из ряда вон»
«него были словно покрыты пленкой с кипяченого молока»
4. Сравнение при причастном обороте
«Вернулся, словно опять избитый …»
»…лицо, словно вылепленное из пластилина»
5. Сравнения при сказуемом
»…кивнул, будто понял, о чем речь» 
»…он как будто освободил или даже выжег внутри себя место — под свою нестерпимую злобу» 
»…работает, тараторя, как дурное»
«Спускался медленно, словно старик»
6. Лексические сравнения
»…были подобны эти колеса мясорубке, накручивающей и перемалывающей хрусткое и ломкое»
7. Сравнения образа действия
«Лопатка взлетала и падала резко, ястребино, издавая смачный, сырой звук». 
Составим наглядные диаграммы соотношения различных видов сравнений.

На основании диаграммы можно сделать вывод о том, что в произведении «Санькя» встречается больше сравнительных оборотов (50%). Сложноподчиненные предложения с сравнительным придаточным встречаются реже (34%). Крайне редко встречаются сравнения при причастном обороте, лексические сравнения и сравнения образа действия (по 1%).

По данным диаграмм можно сделать вывод о большем разнообразии сравнений, используемых автором в романе, нежели в повести «Черная обезьяна». Чаще всего встречаются сравнительные обороты (50%), но также велико количество сравнений при деепричастном обороте (10%). В основном встречаются простые сравнения (94%), построенные на названии лиц и на названии животных (по 17%).

Сборник «Грех и другие рассказы»

«Грех» — «роман в рассказах», он включает семь историй из жизни одного человека. (см. приложение 5) 
Зовут его Захар. Восьмой частью стоит подборка стихов, этим человеком написанных. А девятой — рассказ о войне, который кончается смертью. Сержант из этого рассказа не назван по имени, судя по всему, это тоже Захар, но как же не хочется, чтобы так было!
Рассказывая о детях, Захар истекает нежностью, его сентиментальность не знает края, а устыдить его этим может только враг рода человеческого. И все страшнее делается от хрупкости признания: «Мне нет и тридцати, и я счастлив. Я не думаю о бренности бытия, я не плакал уже семь лет — ровно с той минуты, как моя единственная сказала мне, что любит, любит меня и будет моей женой».
«Ничего не будет» — называется последний рассказ о счастье. Умирает бабушка, уйдя из дома под детский плач, Захар спешит зимней ночью в далекую деревню на заработанной им «большой белой машине». По льду машину несет на перекресток, под летящую фуру… Все обходится еще одним напоминанием о смертности. «Чур меня!» — повторяет Захарка-ребенок в следующем рассказе, а Захар-взрослый разговаривает со страшно погибшим в его детстве другом. Последняя история-эпилог, помещенная в книге после стихов, написана от третьего лица. Сержант оказался на войне не столько ради заработка, сколько сбежав от казавшегося унизительным для мужчины чувства уязвимости. Оно возникло после рождения его детей и сводилось к тому, что он больше не имеет права умирать, когда ему захочется, что нужно сберегать себя. Сержант выбрал свободу, выцарапал себе право не беречься и уехал. В итоге ему это право понадобилось… Герой книги очень ясно, можно сказать, предельно ощущает радость бытия. Он умеет радоваться простым вещам, он умеет ценить светлые моменты, на которые многие просто не обратили бы внимания, он радуется купленной на последние деньги бутылке вина, внезапному полтиннику на мороженое, умиляется капающим ему на грудь слюням маленького сына. И сначала читателю может показаться, что перед ним такой незамысловатый чудак, который толи наивен, толи примитивен, и не замечает, какой ворох проблем окружает современного человека, подавляя его и исключая саму возможность таких незамысловатых, почти детских радостей. Но потом оказывается, что это радостное вкушение жизни, эта распахнутость навстречу миру — другая сторона мыслей о смерти, что это сродни попытке приговоренного надышаться досыта перед смертной казнью. Именно тогда по-настоящему ценишь что-то, когда чувствуешь, что вот-вот можешь это потерять — вот что выкристаллизовывается при чтении этой книги.
В сборнике мы встречаем различные выразительные средства:
Эпитеты («перегретого мозга», «с мягким звуком», «иудейскими страдающими глазами», «костлявая и вечно простоволосая»;
Метафоры («он нервно носил свое тело», «он лежит мертвый»);
Олицетворения («приветливая будка»);
Просторечия («резаного порося») и др.

Сравнения в сборнике «Грех»

Примеры сравнений:
1. Сравнительные обороты
«Мы не желали быть основательными, как борщ, мы жарили крепкие слитки мяса и тут же съедали или, мажась и целуясь, взбивали гоголь-моголь и, опять же сразу, съедали и его». 
«Ничего не было в  холодильнике, только яйцо, как заснувший зритель в кинотеатре, посреди пустых кресел с обеих сторон: сверху и снизу»
«Я извлек из пакета первый блинчик, который, как и все последующие, был комом» 
«Я уже вовсю улыбался, как дурной, еще когда Марыся была далеко, метров за тридцать, и не уставал улыбаться и щенкам приказывал: «Ну-ка, мою любимую встречать, быстро!»
«Мы не желали быть основательными, как борщ, мы жарили крепкие слитки мяса и тут же съедали или, мажась и целуясь, взбивали гоголь-моголь и, опять же сразу, съедали и его». 
«Ничего не было, только яйцо, как заснувший зритель в кинотеатре, посреди пустых кресел с обеих сторон: сверху и снизу»
«Я извлек из пакета первый блинчик, который, как и все последующие, был комом» 
«Я уже вовсю улыбался, как дурной, еще когда Марыся была далеко, метров за тридцать, и не уставал улыбаться и щенкам приказывал: «Ну-ка, мою любимую встречать, быстро!»
2.Сравнения при сказуемом
«Все вокруг стало замечательным; и это «все» иногда словно раскачивалось, а иногда замирало, чтобы им насладились».
«Боксер взвизгнул — как харкнул и рванул в кусты».
«Шутки уже звучали в ином регистре: притихшая гортань словно приберегала себя для скорого ожога и не бурлила шумно и весело». 
«И еще был женский голос — он вскрикивал и рыдал, но рот женщины будто бы затыкали, зажимали все время». 
«Дочери ее будто и дома не было — только однажды я слышал, как она сняла крышку пианино, взяла единственную жалостливую ноту и тут же закрыла инструмент». 
«Мы вышли на улицу. Молоток сразу спустился к авто и стоял возле него с таким видом, словно думал: отобрать сейчас или не стоит пока».
3. Сравнения при деепричастном обороте
«Так вот… Захар, да? Так вот, Захар…» — говорил он, бережно произнося мое достаточно редкое имя, словно пробуя его языком, подобно ягоде или орешку». 
«Так вот… Захар, да? Так вот, Захар…» — говорил он, бережно произнося мое достаточно редкое имя, словно пробуя его языком, подобно ягоде или орешку».
»— Как водичка? — спросили сестры одновременно, посмотрели друг на друга сначала недовольно, словно подозревая в издевке, и тут же засмеялись».
»— А ты тут оставайся спать, — предложила бабушка Захарке полувшутку, полувсерьез, словно и правда опасаясь, чтоб внука не покусала нечисть; сама бабушка никогда ничего не боялась».
»— Там как в операционной, — сказала Нина внятным шепотом — будто опасаясь, что даже через истерзанное рычание пылесоса Юрий способен нас услышать».
»— Как водичка? — спросили сестры одновременно, посмотрели друг на друга сначала недовольно, словно подозревая в издевке, и тут же засмеялись».
»— А ты тут оставайся спать, — предложила бабушка Захарке полувшутку, полувсерьез, словно и правда опасаясь, чтоб внука не покусала нечисть; сама бабушка никогда ничего не боялась».
»— Там как в операционной, — сказала Нина внятным шепотом — будто опасаясь, что даже через истерзанное рычание пылесоса Юрий способен нас услышать».
4. СПП с придаточным сравнительным
«Все это невоспроизводимо — потому что каждая фраза имела предысторию, каждая шутка была настолько очаровательно и первозданно глупа, что еще одно повторение этой шутки убивало ее напрочь, будто она родилась слабым цветком, сразу же увядающим».
«Я все это ярко себе вообразил — и в сочных красках, словно видел сам, расписывал своей любимой».
»— Марысенька! Я щенков не слышу! — сказал я тихо и с таким ужасом, словно не нашел пульс у себя на руке».
«Поганое дерево, уродливое, подумал я мстительно и зло, каким-то образом связывая бомжей с американскими кленами и с самой Америкой, будто бомжей завезли из этой страны». 
«Вот эта дверь, наверное. Самая облезлая. Словно на нее мочились несколько лет» 
«Все вокруг стало замечательным; и это «все» иногда словно раскачивалось, а иногда замирало, чтобы им насладились».
«Боксер взвизгнул — как харкнул и рванул в кусты».
«Шутки уже звучали в ином регистре: притихшая гортань словно приберегала себя для скорого ожога и не бурлила шумно и весело». «И еще был женский голос — он вскрикивал и рыдал, но рот женщины будто бы затыкали, зажимали все время». 
«Дочери ее будто и дома не было — только однажды я слышал, как она сняла крышку пианино, взяла единственную жалостливую ноту и тут же закрыла инструмент». «Мы вышли на улицу. Молоток сразу спустился к авто и стоял возле него с таким видом, словно думал: отобрать сейчас или не стоит пока».
5. Сравнение при подлежащем
«Сегодня как будто пятница».
6. Сравнения при причастном обороте
«Черты лица расползшиеся, словно нарисованные на сырой бумаге».
«И когда водящий уходил в противоположную сторону, я издавал, как казалось мне, звонкий казачий гик и семенил короткими ножками к двери сельмага, неся на рожице неестественную, будто вылепленную из пластилина улыбку и в сердце — ощущение необычайного торжества».
«Чай и масло желтое, холодное, словно вырезанное из солнечного блика на утренней воде». 
«Потом я бил ломом намерзший, словно пытавшийся пробраться в гараж лед». 
7. Вводные конструкции со сравнительными союзами
Мы дали им имена: Бровкин — крепкому бродяге веселого нрава; Японка — узкоглазой, хитрой, с рыжиной псинке; Беляк — белесому недоростку, все время пытавшемуся помериться силой с Бровкиным и неизменно терпящему поражение; и, наконец, Гренлан — ее имя выпало неведомо откуда и, как нам показалось, очень подошло этой принцессе с навек жалостливыми глазами, писавшейся от страха или обожания, едва ее окликали.
Со мной, как с юношей, он еще держался — едко, как ему казалось, иронизировал и снисходительно хмурился. 
Через день Марыся отправилась к Валиесу заверять интервью. Мы сделали интервью беззлобным, спокойным, и, как следствие, оно получилось несколько скучным.
Рассказ «Какой случится день недели»
А шалавая подруга и Вади и Вовы, как выяснилось, съехала.
У нас была своя норма, и, как правило, не выполнив ее, мы не расставались. Норма составляла три бутылки на человека.
Рассказ «Колеса»
И когда водящий уходил в противоположную сторону, я издавал, как казалось мне, звонкий казачий гик и семенил короткими ножками к двери сельмага, неся на рожице неестественную, будто вылепленную из пластилина улыбку и в сердце — ощущение необычайного торжества.
Рассказ «Белый квадрат»
8. Лексические сравнения
И на следующее утро их можно было найти на книгах, или под диваном, или еще где-нибудь — на ощупь они, должно быть, похожи на крылья высохшего насекомого, которые сразу же рассыплются, едва их возьмешь.
Рассказ «Черт и другие»
У него мерзлое лицо с вывороченными губами и заиндевелыми скулами, похожее на тушку замороженной птицы; у него нет мимики.
Рассказ «Белый квадрат»
Сравниваем — как первый рос, как второй растет.
Рассказ «Ничего не будет»
Кряж стоял тогда без улыбки, не совсем даже разобравшийся, что стряслось, и похож он был на тяжелую и, может быть, подводную коряжину, на которую если наедет лодка, то расколется пополам.
Рассказ «Сержант»
9. Сравнение в обстоятельствах образа действия
На секунду замешкавшись от неожиданности, телефон выдохнул, хмыкнул и загудел в ухо, сначала неровным, срывающимся гудком, а потом как полагается.
Рассказ «Черт и другие»
Вова ее как-то назвал, но я не зафиксировал, как именно, просто ввалился в квартиру и сразу заметил, что там вкусно пахло.
Рассказ «Колеса»
10. Приложение с союзом «как»
«Однажды я как человек, зарабатывающий на жизнь любым способом, находящимся в рамках закона, в том числе и написанием малоумной чепухи, обычно служащей наполнением газет, напросился к Валиесу на интервью».
11. Сравнительная степень прилагательных и наречий
«Я с удивлением подумал, что мы вместе уже семь месяцев и каждый раз — а это, наверное, происходило между нами уже несколько сотен раз, — каждый раз получается лучше, чем в предыдущий»
«Крысы тоже выжили, но стали гораздо медленнее передвигаться, словно навек задумались и больше никуда не спешили.
Никогда не садились больше чем на несколько секунд»
»— Я люблю тебя больше, чем мужа, — ответила Катя просто и срезала последнюю шкурку с картошки»
«Но потом стало получаться лучше, много лучше, совсем хорошо».
»…Всякий мой грех… — сонно думал Захарка, — всякий мой грех будет терзать меня… А добро, что я сделал, — оно легче пуха». 
12. Сравнительный оборот творительный
«Ну, заблей барашком, Игнатка!» — трясу его».
«Влетел, ботинки в прихожей разбросав, — младший в кроватке заливается, осипший уже, старший в туалете заперся, ревет белугой».
«Но едва Глебасей появится — младший уже готов к озорству и почти подпрыгивает на животе, того и гляди, ловкой лягушкой сделает прыжок — из кроватки на диван, оттуда — на пол». 
«Как привидение бела,
прикрывшись скатертью,
ты, кошкой выгнувшись, спала
и, просыпаясь, мило зла,
проклятья комарам слала,
смешно и матерно».
В сборнике рассказов Захара Прилепина «Грех» большое количество сравнений самых разнообразных видов. При этом они одинаково часто встречаются во всех рассказах, а именно в рассказах «Грех», «Какой случится день недели», «Карлсон», «Черт и другие», «Колеса», «Шесть сигарет и так далее», «Белый квадрат», в разделах «Стихи Захарки», «Сержант», «Ничего не будет». Всего нами было обнаружено порядка 207 сравнений. Объем сборника составляет 71 страница, следовательно, на одну страницу в среднем приходится 3 сравнения. Это достаточно высокий показатель. 
Составим диаграммы соотношений видов сравнений:

По данным диаграммы мы вновь видим, что наибольшее предпочтение писатель отдает сравнительным оборотам, на их долю приходится практически половина сравнений (48%), также велико использование сложноподчиненных предложений со сравнительным придаточным (25%). Реже всего в сборнике встречаются сравнения при сказуемом и сравнения при подлежащем (по 1%). 
В лексико-тематической классификации мы наблюдаем большое разнообразие сравнений, автор практически с одинаковой частотой использует в произведении все перечисленные виды. Наиболее часто встречаются названия предметов (25%), а вот названия, построенные на сравнении со стихией природы, нами не были встречены вовсе (0%).

Сборник Захара Прилепина «Восьмерка»

Одно из главных писательских преимуществ Захара Прилепина — умение включать в голове у читателя совершенно определенный социальный механизм. Прилепинские герои (автобиографический характер которых, кстати, вредно преувеличивать) функционируют как некие почвенные типажи; брутальные, но от этого не менее нежные простые люди, порожденные авторским воображением, позиционируются как выходцы из современной народной среды, из суровых поселково-окраинных недр, плохо видных столичному интеллигенту, но как бы постоянно дышащих ему в спину.
В новом сборнике «Восьмерка» Прилепин с видимым удовольствием возвращается к активному использованию вышеописанного метода. Восемь небольших повестей, вошедших в эту книгу, — по большей части как бы картины из современной (и совсем недавней) народной жизни. Написаны они так, что их краткая характеристика просто не может не включать словосочетание «пацанские истории», уже ставшее своеобразным штампом, но по-прежнему милое сердцу аннотаторов. 
Взрослые и дети, а также представляющие собой нечто среднее между тем и другим «пацаны», которыми населена «Восьмерка», чужды амбициозным способам самореализации, характерным для городского социума. Центром прилепинского мира вновь становится крупнозернистая соль земли, будь то омоновцы, как в заглавной повести, жители озорно подмигивающей городу деревни, как в повести «Витек», или современные паломники, как в повести «Лес». 
Как и в других своих книгах, Прилепин создает до аляповатости яркие, почти клишированные образы, в которых нельзя не увидеть что-то очень знакомое. Но при этом надо понимать, что реализм Прилепина имеет довольно опосредованное отношение к реальности. Его омоновцы, брутальные опера и деревенские мужики — персонажи современной мифологии, точно так же как сам Захар Прилепин — персонаж и одновременно автор своего личного мифа.


Сравнения в сборнике «Восьмерка»

Вот некоторые примеры сравнений:
1. Сравнительные обороты
Совсем близко из норы вылез суслик и поднялся на задние лапки, маленький и непроницаемый, как японский божок.
Московские здания, которые теперь стояли в дыму, представлялась ему похожими на эти серебряные буквы — только зданий было не шесть, а тысячи, и все они сияли, огромные, словно зеркала до небес.
«Жар этот был вовсе не такой, как от бабушкиных сковородок, — он пах серой, а не подсолнечным маслом»
Они стремились оттолкнуть ее и снова достать грязного, как грех, отца сапогом по ребрам, а лучше по голове.
2. Сравнения при сказуемом
«Состав будто бы сносило стремительным водным потоком».
«Зимой село будто спало, лежа на спине, с лицом и животом, засыпанными снегом».
3. Сравнения при деепричастном обороте
«Сейчас коровы щипали траву, обмахиваясь хвостами, или, вытягивая шеи, громко мычали в сторону путей, будто призывая состав». «Бабушка поставила мужикам тарелки и тихо, словно пугаясь, звякнула ложками». «Отец шел, будто не обращая внимания, но, обнаружив вдоль дороги камень, резко приседал — и через секунду, сглотнув лай, пес исчезал в ближайших зарослях».   «Она и внуку-то — пацану — тоже ни в чем никогда не перечила, будто раз и навсегда зная о его мужицком превосходстве». «Пацан тихо, — будто пугаясь, что отцу больно не только от ссадин, но от любого громкого звука, — вышел…»
4. Сравнительный оборот с предлогом «вроде»
Он вспомнил, как на него, указывая пальцем, смотрела из окна состава девочка, словно мальчик в траве был чем-то удивительным, вроде зверя.
5. Лексические сравнения
«Он был схож с длинной рыбой, показавшейся на поверхности воды и тут же пропавшей в белесой глубине». 
«Еще Москва была похожа на разукрашенную заводную игрушку». 
6. СПП с придаточным сравнительным
«У отца все время был такой вид, словно он поймал большую рыбу, которая у него в мешке за спиной трепещет хвостом». 
«Пацан еще толком не раскрыл глаза, когда раздался этот настигающий плеск, — а когда все-таки разлепил ресницы — только птица зигзагами летала над насыпью, словно ее полет спутал огромный ветер» 
«Зато летом… летом там цвели такие буйные цветы — издалека казалось, будто они катаются на санках: все было белое, красное, шумное, все кудрявилось и кувыркалось через голову». 
«И сам состав был полон скрытым гулом, как будто внутри его находились тысячи бешеных пчел». 
7. Сравнительная степень прилагательных и наречий
«Пацан сполз вниз, сминая цветы, и долго ждал поезда. Гораздо дольше, чем предполагал». 
В данном сборнике просто огромное количество сравнительных конструкций разных видов. Нами было обнаружено более 302 сравнений! При этом объем сборника «Восьмерка» составляет 55 страниц, а значит, на одну страницу приходится около 5,5 сравнений — это очень высокий показатель. 
В примерах представлены только некоторые классификации. На самом деле разных видов сравнений встречается гораздо больше. Проанализированы такие рассказы, как «Витек», «Восьмерка», «Любовь», «Допрос», «Тень облака на другом берегу», «Вонт Вайн» и «Лес».
Составим диаграммы соотношений видов сравнений по синтаксическим и лексическим признакам:

В сборнике «Восьмерка» наибольшее количество сравнительных оборотов (47%), но, несмотря на это, данные рассказы отличаются ярким разнообразием сравнительных конструкций. В произведениях встречаются яркие лексические сравнения, и вводные конструкции со словами «как», «словно», и сравнения, образованные степенью прилагательных и наречий. Велико количество сложноподчиненных предложений с придаточным сравнения (33%), а также сравнения при сказуемом и деепричастном обороте (по 4%). Нами не были обнаружены приложения с союзом «как», сравнения при подлежащем и творительные сравнительные обороты. 
Так же, как и в сборнике «Грех», в произведениях много сравнений, построенных на названии лиц (25%) и на названии отвлеченных реалий (41%).

Сравнения как выразительные средства в классической литературе
С целью выявления схожих или отличных черт в использовании сравнительных конструкций современных писателей (а именно З. Прилепина) и писателей-классиков мы познакомились с творчеством М. Ю. Лермонтова, а именно с романом «Герой нашего времени». Герои З.Прилепина, так же как Печорин, — это настоящие герои нашего времени, конца 20 — начала 21 века. Лермонтов, несомненно, является образцовым писателем, и нам было интересно узнать, отличается ли его произведение от произведений нашего современника хотя бы количественному составу сравнительных конструкций.
В романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» также встречается много сравнительных конструкций, в главах произведения они распределены неравномерно. В «Бэле» 75 сравнительных конструкций, в главе «Максим Максимыч» их 10, в главе «Тамань» — 19, «Княжна Мери» — 75, а в заключительной главе «Фаталист» всего 11 сравнительных конструкций. Итого, в данном произведении М. Ю. Лермонтова 190 сравнений. Среди них сравнительные обороты (»…Арагва…тянется серебряною нитью и сверкает, как змея своей чешуею»); СПП с придаточным сравнительным («Солнце закатилось и ночь последовала за днем, как это обыкновенно бывает на юге»); лексические сравнения (»…отверстие наподобие двери…»); сравнения при сказуемом («Он как тополь между ними…»); сравнительная степень прилагательных и наречий (»…глаза не хуже, чем у Бэлы»); сравнения при деепричастном обороте (»…будто чувствуя и пугаясь приближения дня…»); сравнения при причастном обороте (»… сидеть здесь, как пришитому к твоей юбке…»). Чаще всего у Лермонтова встречаются сравнительные обороты и сложноподчиненные предложения с сравнительным придаточным. Объем романа «Герой нашего времени» составляет 135 страниц, или в среднем на одну страницу приходится 1,4 сравнительной конструкции. Как особенность, отличающая произведения Лермонтова от произведения Прилепина, — частое использование наречий и прилагательных в сравнительной степени и фразеологизмов со сравнительными союзами (крутишься как волчок, дрожала как лист, кружить как бешеный, свистал как соловей-разбойник и т. д.)
На основании всего вышесказанного мы можем сделать вывод о том, что, в отличие от Захара Прилепина, классик употребляет сравнительные конструкции гораздо реже (причем наиболее часто использует наречия и прилагательные в сравнительной степени, а также фразеологизмы). И если принять роман классика за образец, то употребление Захаром Прилепиным сравнительных конструкций намного превышает нормативное.

 

Общая таблица.

Произведение Общее количество сравнений Сравнение/ страница Наибольшее количество сравнительных конструкций Наименьшее количество сравнительных конструкций Наибольшее количество сравнений по лексико-тематической классиф. Наименьшее количество сравнений по лексико-тематической классиф. 
З. Прилепин «Черная обезьяна» 223 1,8-2 Сравнительные обороты (52%) Ср. образа действия (1%) Название отвлеченных реалий (38%) Название стихий природы (2%) 
З. Прилепин «Санькя» 161 Менее 1 Сравнительные обороты (51%) Ср. Образа действия (3%) Название лиц (17%) Название жив. или предметов (6%) 
З. Прилепин сборник рассказов «Восьмерка» 302 5,5 Сравнительные обороты (47%) Вводные конструкции/
ср. образа действия (1%) Название отвлеченных реалий (41%) Название стихий природы (4%) 
З. Прилепин сборник рассказов «Грех» 207 3 Сравнительные обороты (48%) Сравнения при подлежащем (1%) Название предметов (25%) Название стихий природы (0%) 
М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени» 190 1,4 Наречия и прилагательные в сравнительной степени Сравнения при подлежащем ------------ --------------

Вывод по таблице: в результате работы нами получены данные, приведенные выше в таблице. Мы видим, что наибольшая частота сравнений, как и их количество, встречается в сборнике Прилепина «Восьмерка». Наибольшая доля сравнительных конструкций в проанализированных произведениях приходится на сравнительные обороты (от 47 до 52% от всего количества сравнительных конструкций), на втором месте по частотности — СПП с придаточным сравнительным (25-36%).
Рассматривая лексико-тематическую классификацию сравнений можно сделать вывод о наиболее частом использовании Захаром Прилепиным сравнений, построенных на соотношении сравниваемого предмета с названиями отвлеченных реалий. Именно это и является особенностью художественного языка писателя, отражающей оригинальность мысли, неповторимость образов его героев, психоделический замысел произведений.
Есть виды сравнительных конструкций, которые применяются писателями реже всего. К ним относятся сравнения образа действия и вводные конструкции со сравнительным союзом «как». Чаще всего они встречаются в романе «Санькя» (но всего лишь 3% от общего количества).
В романе М. Ю. Лермонтова реже всего встречаются сравнения при подлежащем, а наречиям и прилагательным в сравнительной степени он отдает большее предпочтение. 
Если сравнивать общее количество сравнительных конструкций в произведениях Захара Прилепина и отношение их к объему произведения с теми же данными лермонтовского романа, можно сделать вывод о том, что Прилепин использует сравнительные конструкции почти в 5 раз чаще, чем классик русской литературы! Наша гипотеза подтверждена. Мы смело делаем вывод: сравнения в произведениях Захара Прилепина встречаются гораздо чаще других изобразительных средств, показывая его творческую индивидуальность, являясь отличительной особенностью его произведений. Кроме того, Прилепин использует практически все существующие в языке сравнительные конструкции.

Вывод

На основании системного анализа сравнений в произведениях Захара Прилепина «Черная обезьяна», «Санькя», сборниках «Грех» и «Восьмерка» по синтаксической и лексико-тематической классификации, а также сравнения их с примерами из романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», сформулированная нами изначально гипотеза доказана:
Сравнение — это основной способ «украшения» художественного произведения Захара Прилепина. 
Многообразие сравнений способствует пониманию замысла автора, являются особенностью его литературного языка и стиля. 
Мы познакомились с биографией Захара Прилепина и интересными фактами его творчества, с грамматическим, синтаксическим и практическим значением сравнений в русском языке, принципами их классификации. Нами были проанализированы все вышеперечисленные произведения, представлены наиболее яркие примеры сравнений, подсчитано их общее количество, а также частота использования их автором (общее количество сравнений/ объем произведения). Помимо этого составлены наглядные диаграммы соотношения различных видов сравнительных конструкций и таблица их сопоставления. Кроме того, по тому же принципу проанализировано произведение русской классики и сопоставлено с результатами систематизации сравнений Захара Прилепина, сделаны выводы. 
Актуальность проделанной нами работы несомненна: исследование поможет расширить читательский кругозор; освоить принципы языкового анализа художественного произведения; самостоятельной подготовиться к экзаменам в форме ОГЭ и ЕГЭ.
В результате исследовательской деятельности выполнены практически все поставленные изначально основные задачи и удовлетворены поставленные цели.
Перспективы дальнейшей работы: анализ других произведений Прилепина и классификация сравнительных конструкций в них, анализ других средств художественной выразительности и выяснение места сравнительных конструкций среди них; живое общение с автором по вопросу: «Является ли сравнение основным средством художественной выразительности?» 
Следует принять к вниманию, что творчество Захара Прилепина в плане исследования художественно-изобразительных средств и, в частности, роли сравнений в его повестях и рассказах, до нас никто не анализировал.

Книжная литература и интернет-ресурсы

Александр Токарев «Русская жизнь Захара Прилепина» http://www.proza.ru/2008/06/16/532

http://www.zaharprilepin.ru/ — офицальный сайт Захара Прилепина;

https://ru.wikipedia.org — биография Захара Прилепина;

http://kinozal.tv/persons.php — биография Захара Прилепина;

http://fb.ru/article/135960 — Что такое сравнение в литературе, его виды и примеры употребления;

http://detectivebooks.ru/book/25417668/ — З.Прилепин. «Восьмерка»;

Захар Прилепин «Черная обезьяна». Год издания: 2011, Издательство: АСТ, Астрель; 
http://os.colta.ru/literature/events/details/22705/ — Рецензия. Захар Прилепин. Черная обезьяна;
Захар Прилепин «Санькя». Год издания: 2009, Издательство: Ад Маргинем Пресс; 
Захар Прилепин «Грех». Год издания: 2007, Издательство: Вагриус;
http://odiplom.ru/literatura/ — Художественный мир прозы Захара Прилепина на материале книг «Санькя» и «Грех»;
М. Ю. Лермонтов. «Герой нашего времени», издательство: «Азбука-классика». Год издания: 2004.


Приложение 1

Приложение 2

Восьмерка. Витёк
— Москва поехала! (метонимия) Собирай обедать, мать! — говорил отец, заходя в дом.
Пацан (сниженная лексика) улыбался ему. У отца все время был такой вид, словно он поймал большую рыбу (лексическое сравнение), которая у него в мешке за спиной трепещет хвостом.
Бабушка выглядывала в окошко. По насыпи мимо деревни пролетал сияющий (эпитет) состав.
В книжках шум поездов описывался странным «тук-тук-тук-тук, ты-тых-ты-тых» — но звучанье состава, скорей, напоминало тот быстрый и приятный звук, с которым бабушка выплескивала грязную воду из ведра на дорогу (лексическое сравнение). Состав будто бы сносило стремительным водным потоком (сравнение при сказуемом). Казалось, зажмуришься в солнечный (эпитет) день, глядя составу вслед, — и разглядишь воздушные брызги (метафора) и мыльные пузыри, летающие над насыпью.
По Москве, часа в четыре, обедали — когда дневной состав проходил в столицу, — и с Москвой, в девять с мелочью, ужинали — когда состав мчался оттуда. Если днем, на солнце (метонимия), состав смотрелся будто намыленный (сравнение при сказуемом), то вечером напоминал гирлянду (лексическое сравнение).
Утром тоже был рейс, но мальчик в это время спал, бабушка возилась с коровой, а отец уходил на работу в котельную и там, наверное, время от времени похмелялся с Москвой.
Однажды пацан, перегуляв, на ночь выпил шесть кружек воды, утром, встав на три часа раньше обычного срока, припрыгивая, выскочил на улицу и наконец стал свидетелем того, как проходит первый состав. Он был схож с длинной рыбой (лексическое сравнение), показавшейся на поверхности воды и тут же пропавшей в белесой (эпитет) глубине. Пацан еще толком не раскрыл глаза, когда раздался этот настигающий (эпитет) плеск, — а когда все-таки разлепил (сниженная лексика) ресницы — только птица зигзагами (сравнение образа действия) летала над насыпью, словно ее полет спутал огромный ветер (СПП с придаточным сравнительным).
…залил себе всю калошу, пока смотрел на птицу.
Пацану было семь лет, отец выучил его буквам.
Пацан ровно накусал пассатижами проволоку, найденную в сарае, затем, сверяясь по книжке и кряхтя, как бабушка (сравнительный оборот), смастерил десятка полтора разных букв. Сначала чтоб хватило на свое имя, потом — на имя коровы, после смешал оба слова и, поковырявшись, набрал на Москву, которая носилась туда-сюда по путям.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: