Как бы не отличались наши политические взгляды - а они отличаются - Дима Орехов - настоящий русский патриот, честный человек, и к тому же отличный писатель. Вот ведь как бывает.

Мне известно о нем многое, о чем он сам не будет рассказывать. Как, например, он собирал бездомных ребятишек на улицах Питера (сам он оттуда родом), и потом они жили у Димы дома, человек по десять сразу.

И я помню, как Дима, встав в свой полный и вовсе немалый рост на встрече с Владиславом Сурковым в Кремле на повышенных тонах говорил, что власть не имеет права называться властью, пока брошенные дети остаются на улицах. И Владислав Сурков слушал и кивал.

Он смелый, искренний, талантливый, - Димка. В нем чувствуется порода. И она действительно есть, гордая и сильная кровь дана ему в наследство. Больше ничего о нем пока не скажу. Он сам сейчас скажет.

- Кто такой Дмитрий Орехов? Где родился, как учился, кто отец, кто мама, кто дети? Чем занят, в конце концов?

- Родился в Питере, на Васильевском острове. Закончил Университет. Родители - геологи. Когда в 1991 страну развалили, они потеряли работу. Мама стала редактором в издательстве, отец переводил книги с английского. А я… В детстве я много читал и играл в футбол. Сейчас мало что изменилось, только еще сам пишу. Последние четыре года работаю только за письменным столом, живу на гонорары. Сын, я надеюсь, растет русским и православным.

- О своем восхитительном двоюродном дедушке не хочешь рассказать? Легендарный человек, мне кажется, тебе стоило бы написать воспоминания…

- Уже написал, скоро выйдут в журнале "Москва". Академик Борис Викторович Раушенбах - родной брат моей бабушки. Фактически он заменял мне деда. Гениальный ученый, он уже в 23 года стал ведущим конструктором у Королева. Раушенбах участвовал в создании "Катюши", он придумал как сфотографировать обратную сторону Луны, именно он создал системы управления на космических кораблях - те самые, которые позволили Юрию Гагарину благополучно вернуться на Землю. А еще Борис Викторович прославился революционными открытиями в самых разных областях знаний - от математики до искусствоведения и богословия. По рождению он был немцем и гугенотом, но всю жизнь ходил в православный храм. Он был патриотом России и убежденным противником демократии. Именно он когда-то растолковал мне, что Россия либо вернется к монархии, либо погибнет.

- Вот смотри, какая странная ситуация получается. Ты издал несколько публицистических и художественных книг по христианской тематике. Тиражи у них огромные, больше полумиллиона. В этом смысле, по сравнению с тобой все иные молодые писатели - еще дети малые, у них столько читателей нет, и неизвестно когда будет…

- Прости, перебью. Когда сын смоленского дьячка Николай Касаткин в одиночку создал в Японии Православную Церковь (у него появилась паства из нескольких десятков тысяч православных японцев), католические и протестантские священники недоумевали - как такое возможно? Николая Касаткина называли великим миссионером, а он смеялся: "Какой же я миссионер - сижу на одном месте и занимаюсь переводами! Причина успеха моей миссии - не мои таланты, а само Православие". Так и с моими книжками. Причина их успеха - Православие. Людям интересно узнавать о вере своих отцов, вот и всё.

- Допустим. Но потом ты успешно начинал как детский писатель, публиковался со своими замечательными сказками (я читал их) в лучших детских журналах, получил благословение патриархов детской прозы, того же Эдуарда Успенского. И, наконец, как серьезный литератор, автор художественной прозы, ты буквально ворвался в литературный мир год назад, с отличной книжкой "Будда из Бенареса", изданной в престижном издательстве "Амфора". О книжке много и почти всегда с восторгом писали в литературной периодике. Ты дальше куда собираешься двигаться, по какому пути? Ты теперь в какой стадии находишься - Орехов это религиозный публицист, детский писатель, или романист?

- Даже не знаю. Просто мне нравится работать в разных жанрах. На сегодняшний день интереснее всего романы и публицистика. А что касается "Будды из Бенареса", то о нём периодика говорила куда меньше, чем о твоих романах.

- Мнение Василины Орловой, что Орехов совершил кульбит и написал о Будде с позиций христианских - ты разделяешь? Василина права? Ты ставил такие цели перед собой?

- Я надеюсь, христианское мировоззрение пронизывает всё, что я пишу - о Будде или о современной России, неважно. А из всех рецензентов я особенно благодарен Андрею Рудалеву и Василине Орловой - они не только тепло написали о моей книге, но и очень грамотно расставили акценты.

- Ты вообще как пишешь? Придумывая всю книгу от начала до финала, рисуя ее план, или - как Бог на душу положит?

- Раньше писал наудачу: абзац за абзацем, страницу за страницей. Потом понял, что план все-таки нужен. Конечно, когда погружаешься в работу, план обычно меняется, корректируется.

- Что ждешь от литературы в Новом году?

- Жду, что мы, наконец, покончим с плебейством в литературе. Плебейство понимаю как смакование человеческих уродств. Теперь уже не тайна, что нашу "чернуху" спонсировали различные западные фонды - это была часть спланированной культурной агрессии против России. Сейчас пришло время возвращаться к идеалам, рассказывать о настоящих гражданах великой страны. О тех, кто не соблазнился воровством даже в окаянное время приватизации. О тех, кто честно и самоотверженно делает свое дело. Я абсолютно уверен, что таких людей в России - большинство, что бы там ни кричали СМИ.

- На кого ориентируешься в современной литературе? С кем знаком? Есть столпы? Вообще жива ли классическая русская литература?

- Из прозаиков особенно люблю Фазиля Искандера, Леонида Бородина, Валентина Распутина. Из поэтов - Глеба Горбовского. Они, конечно, столпы, и в их лице русская классическая литература - жива. Лично знаком со всеми, кроме Распутина.

- А с кем хотел бы пообщаться из классиков?

- С Пушкиным! И еще с А.К.Толстым, пожалуй… Да и на Шукшина не отказался бы взглянуть.

- Вообще твои книги должны что - радовать, огорчать, заставлять думать?

- Если приходит письмо, и читатель пишет, что он, прочитав мою книгу, не только узнал что-то новое о вере, но почувствовал гордость за Россию, я бываю счастлив.

- Но что-то первично в твоем творчестве? Донести мысль? Сделать сюжет?

- В основе любой вещи всегда идея. Я пишу только в том случае, если идея по-настоящему меня увлекает. Например, когда писал "Будду из Бенареса", хотел показать разницу между христианским идеалом и идеалом восточного мистицизма. Я по образованию - востоковед, и мне грустно видеть, как русские юноши клюют на приманку восточной "мудрости", а потом сходят с ума в сектах.

- Вообще литература - это всерьёз? Смертельно?

- У меня нет таких амбиций - литература или жизнь. Единственное, к чему стремлюсь - писать на пределе своих возможностей. Но я отлично понимаю, что вершин русской классической литературы (Пушкин, Достоевский) уже никому не покорить. Поэтому смотрю на свою работу, как на ремесло. Как сказал преподобный Нектарий Оптинский: "Заниматься искусством можно, как всяким делом, как столярничать или коров пасти, но все это надо делать как бы пред взором Божиим".

- Какие газеты, журналы сайты читаешь и почитаешь? И с каким чувством?

- Читаю "Литературную газету", "Наш современник", "Москву", "Православный Петербург", "Всерусский собор", "Небесный всадник", "Казачий круг", другие патриотические издания. Чувствую, что их авторы по-настоящему любят Россию. Они справедливо критикуют систему выборов, общество потребления, Запад, но слишком часто впадают в отчаяние. И это - ошибка. Это на руку нашим врагам. Я убежден, что Россия переживёт смуту и через некоторое время сбросит демократическую удавку.

- А с каким чувством смотришь ОРТ и РТР?

- Не смотрю. Изредка включаю "Культуру" - если в передаче участвуют друзья.

- Надо ли политикам слушать писателей? Памятуя о том, сколько бреда они произнесли и написали в последние 20 лет?

- Писателей - надо. Шутов - нет.

- В чем главная проблема современных молодых писателей? Писать некогда? Писать не о чем? Денег не платят?

- На мой взгляд, основные проблемы молодых - недостаточное знание жизни, нежелание учиться, отсутствие кругозора. И еще многим мешают космополитические взгляды, ведь настоящее искусство всегда глубоко национально.

- Кем бы ты был, если б не писателем?

- Наверное, катал бы на каруселях детей.

- Будущая жизнь - только литература? Что-то иное представляешь в своей судьбе?

- Готов заниматься чем угодно, лишь бы приносить пользу.

- Политические взгляды есть у тебя?

- Я монархист в четвертом поколении. В 1930-е годы моя прабабка, Серафима Михайловна, даже в трамвае, не стесняясь, во весь голос ругала Сталина. Мой дед, Андрей Дмитриевич Миклухо-Маклай, профессор Университета, во всех анкетах писал - "из дворян". Монархистом был и мой отец. Я пришел к этой идеи не без помощи, но вполне самостоятельно.

- Кого-то поддерживаешь из политиков?

- Сегодня я за Путина или его приемника. Важно сохранить у власти действующую команду. Согласен, тут есть парадокс, но эти ребята уже получили всё, что хотели. Не дай Бог, если к власти придет компания ловкачей, как это было на Украине и в Грузии. На Западе так переживают по поводу нашей Конституции, потому что понимают: власть в России нужно менять каждые четыре года. Если обеспечить в Кремле проходной двор, каждый президент будет по новой менять администрацию и расхищать ресурсы. В итоге страна развалится, и Запад добьет Россию, как Сербию. И получит в безраздельную собственность нашу нефть, наш газ и все остальное, включая дешевых рабов.

- Ты не очень-то любишь демократию. В чем тут дело?

- Представим, что на какой-то пост баллотируются два кандидата, равные по уму и талантам. Но один из них - честный, другой - законченный негодяй. Кто победит? Конечно, негодяй, потому что он спокойно будет применять недозволенные приемы: лгать, обещать невозможное, клеветать. Мы помним, как Ельцин победил на выборах, имея рейтинг 3%. Шансы подлецов всегда выше, и в итоге происходит насыщение властных структур негодяями. Демократию более правильно называть "какократией". "Какос" - по-гречески "плохой", и какократия - это власть плохих. Термин ввел лет тридцать назад известный немецкий ученый Герман Оберт, однако в России прижилось другое хлёсткое словцо - дерьмократия, т.е. власть дерьма над обычными людьми. Все это мы испытали на себе в 1990-е.

- А что говорил тебе академик Раушенбах?

- Он говорил, что идеального государственного устройства не существует, но монархия лучше всего. Монарху не всё равно, какую страну он оставит своему сыну. А президенту - плевать. Он думает: следующий придет, пускай разбирается. Еще он говорил, что самые отвратительные преступления в мировой истории совершили именно демократы. Например, Сократ был присужден к смерти по самой демократической схеме - после всенародного обсуждения путем плебисцита. Кстати, демократию высмеивал и мой двоюродный прапрадед, путешественник Н.Н. Миклухо-Маклай. Глупо ожидать, говорил он, что неучи, наделенные равными правами с людьми образованными, выберут что-то хорошее. Миклухо-Маклай защищал папуасов, боролся за их права. Демократов же он называл сбродом и самой отвратительной породой людей. В общем, его гуманизм на демократов не распространялся.

- У монархии, ты считаешь, есть шансы?

- Сейчас многие забыли, что монархия - более современная и прогрессивная форма правления. Откуда взялась демократия? Это старая языческая штука. На практике демократия могла осуществляться только в маленьких греческих полисах, где люди более-менее знали друг друга. Америка, страна юная, но очень амбициозная, позаимствовала демократию у древних язычников, обтерла от паутины и теперь размахивает своей погремушкой. Конечно, американцы не дураки: навязать другим народам демократию - отличный способ их ограбить. А с аппетитом у США все в порядке. Только на России они зубы сломают… В свое время в Иране тоже пытались проводить либеральный курс. В итоге аятолла Хомейни вернулся из ссылки и провозгласил возврат к традиционным ценностям, а прозападные правители бежали. Это было в 1979 году.

- Откуда такая уверенность - насчет России?

- Демократия утверждается только в атеистической стране. На Западе просто бесятся, что наша вера - жива. Их идеологи заявляют, что из русских нужно сделать "tabula rasa", т.е. "чистые доски". Манипуляторы знают, что если традиция и вера сильны, народ побеждает раковые клетки демократии. В России всегда были две власти: светская и духовная. Когда они действовали вместе, возникала симфония (Дмитрий Донской и Сергий Радонежский, царь Михаил Романов и Патриарх Филарет). Сейчас симфонии нет.

В России запущены два проекта: один, демократический, направлен на уничтожение страны. Другой, православный - на возрождение. "Демократия! Конституция!" - орут демократы. "Россия!" - отвечают православные. "Америка - наш партнер!" - заявляют демократы. "Против нашего народа ведется хорошо спланированная война с целью уничтожить его", - констатирует Патриарх. "Права человека важней всего!" - вопит либеральный хор. "Еще важнее право народа защищать своих детей от растления, наркомании, педерастии, узаконенного убийства", - отвечает Церковь устами митрополита Кирилла. "Приватизация была необходима", - утверждают демократы. "Грех воровства и ограбления народа остается преступлением, вопиющим к Богу", - отвечает Православие.

Церковь - как кость в горле у демократов. Не зря Бжезинский объявил главным врагом Америки именно Православие… Что дальше? Российским демократам не позавидуешь. Они не могут открыто идти против веры, а попытки скомпрометировать ее терпят неудачу: Церковь в России пользуется наибольшим доверием людей. По данным ВЦИОМ, 85% граждан России исповедуют Православие. Демократы же, наоборот, уничтожают прослойку своих сторонников: именно семьи гуманистов и "общечеловеков" в первую очередь сечёт бич разврата, наркомании, психических заболеваний, абортов… Сегодня мы имеем в России случай разделенного царства. Но "всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и дом, разделившийся сам в себе, падет" (Лк.11, 17). В России один из проектов неизбежно победит. Какой именно - сомнений у меня нет.

- Что Россию ждет, скажи мне как писатель писателю?

- Россию ждут Православие, Самодержавие и Народность. И ещё - процветание.

Беседовал Захар Прилепин

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

Стол для директора универмага шпон эбен