В Нижнем Новгороде убили двух женщин.

Убийство было настолько жестоким и диким, что его, как говорили в былые времена, обсуждал весь город. Шёпотом.

Мы действительно давно привыкли ко многой кровавой мерзости настолько, что нас стало трудно удивить хоть чем-либо. Убивают часто, хотя в основном, убийства приходятся на «деклассированные элементы»: «…выпивали, кончилось, сходили ещё, разлили неровно, поссорились, одновременно захотели убить друг друга утюгом, у одного получилось. Утром раскаялся, пришёл сдаваться, утюг с собой – вот».

Тут другое.

Убили 29-летнюю девушку, красавицу Машу, работавшую в Союзе театральных деятелей пресс-секретарём, и её мать – человека, которого знала и по-настоящему уважала интеллигенция города - председателя Нижегородского Союза театральных деятелей, заслуженного работника культуры, лауреата многих премий, кандидата филологических наук Галину Вениаминовну Сорокину.

Знакомые, да и незнакомые порой, давно уже называли её просто «мама Галя».

Женщин зарезали, и перед смертью, говорят, пытали.

У Галины Вениаминовны были связаны руки и ноги скотчем, и перерезано горло.

Дочь просто изуродовали перед тем как зарезать.

Преступников задержали очень быстро, через три дня, говорят, что глаза у них были по яблоку: не ждали. В совершении преступления сознались сразу.

Они хотели забрать в доме покойных 600 тысяч рублей, о наличии которых в квартире знали заранее. Убийц было трое. По двести тысяч рублей на каждого. (Хотел написать «на брата», но, кажется, у животных нет категорий родства).

Потом выяснилось, что денег в квартире было больше, но это уже не так важно.

Газеты поначалу старательно юлили, не называя национальностей убийц.

Произносились привычные уже слова, что «преступление не имеет национальности»; которые отчего-то не произносятся, когда речь идёт о зверствах русских подонков.

Сначала выяснилось, что один из задержанных - гражданин Грузии, 1985-го года рождения, а двое других - граждане РФ, 1989 и 1988 гг. рождения соответственно.

Потом выяснилось, что фамилии убийц Абдуллаев, Омаров и Джафаров, и тот факт, что двое из них граждане РФ перестал играть какую-либо роль.

Джафаров учился в Волго-Вятской государственной академии водного транспорта, Абдуллаев в Московском институте менеджмента и права, Омаров в Нижегородском строительном.

Студенты. Пятёрки получали. Со студентками заигрывали. По улицам ходили, как настоящие. В маршрутке можно было рядом с ними стоять, попросить билетик передать, и поблагодарить потом.

Вот говорят, что в России есть угроза национализма, и фашисты у нас бродят повсюду толпами, житья от них нет. Бытовая ксенофобия также распространена…

Надо сказать, со дня убийства прошло уже две недели и ничего хоть отдалённо напоминающее ксенофобские выступления в нашем городе не случилось.

Мало того, уверен, не случится.

Через месяц все, кроме близких, забудут обо всём.

Убийцы по разным данным принадлежали то ли к двум, то ли к трём национальностям. В любом случае, у нас в городе есть все эти общины, хоть две, хоть три. И они могли бы как-то отреагировать на случившееся.

Но, насколько мне известно, и этого тоже не было.

Знаете, мы не будем тут закатывать глаза и делать вид, что русские люди на такое убийство не способны. Ещё как способны – и у нас своих нелюдей хватает.

Однако при всём желании я не могу представить себе трёх русских студентов, отличников и комсомольцев, которые учились бы, скажем, в большом азербайджанском городе, и, во-первых, устроили бы там такое, а, во-вторых, потом бы там ничего не произошло. В смысле: ничего б не произошло с русской общиной. Никто б не спросил у неё: а чё за фигня, а?

Азербайджанский город – это мы для примера сказали. В каком угодно городе. В Тбилиси. В Душанбе. В Тмутаракани.

Если кто-то хочет меня переубедить – приводите, пожалуйста, факты. Кто-то знает историю про то, как трое русских студентов, не преступников, не алкоголиков, не наркоманов пошли в каком-то далёком городе в квартиру к мирным, известным, красивым людям, женщинам - и сделали такое?!

…Что бы меня не поняли превратно, я свою позицию уясню.

То, что в моём городе не произошли, тьфу-тьфу-тьфу, погромы – это знак того, что здесь живут нормальные, цивилизованные люди, которых абсолютное большинство. И я этим горжусь.

Извините, что эту элементарную вещь приходится произносить.

Но чем чаще мы будем слышать от всевозможных словоблудов словосочетание «русский фашизм», тем чаще произношением элементарных истин придётся опровергать невозможность самого соединения двух этих понятий.

Захар Прилепин, "The New Times"

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: