Дети играют в доме, и кто-то из сыновей обидел Киру, среднюю мою, семи лет девочку.

Она убежала на второй этаж, села в детскую (напротив моей комнаты), и поплакала немножко.

Пацаны продолжали играть на первом.

- Кир! – позвали её через пять минут, - Кир!

Она перестала плакать, но отзываться не стала.

- Кирочка! – снова позвали её, - Иди скорей сюда.

- Не пойду! – ответила она со всей, присущей ей страстью и яростью.

Пацаны не обратили внимание на это «не пойду!» и снова позвали её через пять секунд, как ни в чём не бывало.

- Кир! Кир! Иди к нам.

Она вышла из детской на цыпочках (я лежу в своей комнате и слышу), и внятно крикнула, нагнувшись в лестничный пролёт:

- Нет! Не пойду!

С полминуты ждала ответа, но пацаны заигрались, и забыли откликнуться.

- Да что же вам надо, наконец! – сказала Кира, и пошла, верней, побежала по ступеням вниз.

Милая моя женщина.

…Через минуту они уже играли внизу все вместе.

"Русская жизнь"

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: