В устах моей бабушки слово «интеллигенция» было ругательным.

- Интелиге-е-е-енция, - тянула она насмешливо, если человек в её присутствии не в состоянии был совершить решительный поступок.

Всякий раз вспоминаю это, когда попадаю в дурацкие ситуации.

Прилетел издалека в Шереметьево, самолёт задержался, и я ощутимо опаздывал – до моего поезда в родной Нижний оставалось всего час.

Выбегаю из аэропорта, спрашиваю первого попавшегося таксиста, за сколько нынче реально доехать к жд-вокзалу.

- Пробок нет, за сорок минут долетим, - отвечает он мне.

- Полетели, - говорю.

Бежим к его авто.

И тут оказывается, что это не таксист, а распорядитель. Он говорит мне:

- Сейчас машина подъедет.

- Окей, - отвечаю несколько раздражённо.

И мы ждём машину. Минуту. Две. Три.

Вокруг десятки такси – садись в любое и езжай. Но я же не могу – я же с этим вот типом договорился, и он уже вызвал свой транспорт.

Четыре минуты. Пять минут.

Несколько раз я начинаю на него орать благим матом: в чём, мол, дело, где твоя телега, кучер?

Он вяло отругивается: да вот уже, едет, через тридцать секунд. Едет-едет, всё нормально. Видите, едет? Нет, не она. Сейчас приедет точно.

И держит при этом рацию у рта, но ничего туда не говорит.

Машина приехала через шесть минут.

Водитель мчал отменно, пробок действительно почти не было.

Мы опоздали на три минуты.

Я – интеллигенция. Поэтому вместо того, чтоб приехать к жене и детям вечером, поужинать с ними и порадоваться нашей встрече, я, после недельного путешествия и двух утренних перелётов и пересадок, ужинал в привокзальном кафе, гулял по безумной Москве, а домой попал только на следующий день утром, наслушавшись младенцев, всю ночь оравших в соседнем купе.

Плюс, конечно, я потратил деньги на новый билет. По тысяче за каждую минуту своего интеллигентного ожидания.

"Русская жизнь"

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: