Проблема, собственно говоря, не только в коррупции, а в отношении к ней. Коррупция плавно переместилась в разряд вещей, с которыми все более-менее готовы мириться. Ну, то есть это некая неизбежность, почти непобедимая, вроде глобального потепления или человеческого старения.

«Все воруют». «А что, на их месте ты бы не воровал?» «А где взять других?» «А из кого выбирать?»

Всё давно знакомо по русской классике или как минимум по её советским экранизациям: эти позорные мудрости там неоднократно звучали.

Единственное что: обычные люди (тут положено извиняться, но мы не станем – мир состоит из обычных людей) всё равно не очень представляют себе размеры коррупции. Они просто знают, что воруют много, но если бы им предоставили возможность наблюдать циркуляцию денег в прозрачной администрации любого уровня, городской или республиканской, неважно – о, тут имело бы место некоторое удивление. Это было бы покруче любого реалити-шоу.

Очень давно, в первые постсоветские годы, какое-то время я работал охранником в администрации одного достаточно крупного города.

Как-то вечером мы заскучали с напарником, взяли на вахте ключи и пошли гулять по кабинетам (ключей не было только от кабинета градоначальника и нескольких его ближайших замов).

Чем выше был этаж – тем богаче была обстановка.

Я тогда был замечательно беден и вовсе не дорожил своей репутацией, равно как и мой напарник, поэтому мы в каждом кабинете выпивали по рюмке коньяку и закусывали. На втором этаже закусили шпротами у какого-то клерка, на втором – у какого-то зама другого зама красной, тогда ещё редкой, рыбой, на третьем пошла в ход чёрная икра, которую я с тех пор и не видел почти.

В одном из кабинетов, занимавшихся решением социальным проблем, нашли целый, во всю стену шкаф, полный разнокалиберных коробок с шоколадными конфетами. Этих коробок были даже не сотни, а тысячи. Судя по всему, незатейливые и недогадливые посетители кабинета несли и несли туда эти осточертевшие хозяевам кабинета сладкие дары.

Теперь, думаю, всё не так. Догадываюсь. Какие, ёлки-палки, конфеты – о чём вы.

Прозрачная, стеклянная, всем доступная для обозрения администрация показала бы нам, какими стремительными косяками переносятся там деньги – огромные деньжищи! – с одного счёта на другой. Как нужные люди получают нужные объекты и благодарят за нужные объекты нужных людей. Как четвертуются бюджеты. Какие – то изящные, то тупые – схемы используются для перекачки средств государственных в частные, широкие, глубокие, многоуровневые карманы.

Мой товарищ Алексей Навальный исписал весь свой блог, рассказывая про эти схемы.

Что мы зачастую слышим по этому поводу?

«С чего вы взяли, что он независим?» «А сам Навальный не чей-то человек? Он наверняка на кого-то работает».

Я сейчас не буду доказывать, что Навальный не чей-то. Если б он был чей-то – это что, отменяет все те схемы, что он вскрыл? Навальный тут, в конце концов, вообще не при чём, и бесконечные попытки выяснить, кто за ним стоит, – всего лишь неустанный способ уйти от заявленной им темы.

Тема проста как мычание: коррупция в сегодняшней России – не злая воля тех или иных нерадивых руководителей, а система государственного управления.

Помню, был в одной европейской стране, мне там на пальцах объясняли, что коррупционные издержки везде изначально закладываются в бюджеты. Все знают грешную человеческую породу и догадываются, что люди могут своровать 3 или 5% бюджета. Могут даже 15%. Даже если разворуют 25% бюджета – есть шанс завершить то или иное дело, тот или иной объект. В России, пояснил мне мой собеседник, коррупционные издержки столь высоки, что они очень часто просто не позволяют завершить начатое дело. То есть у нас в графе «коррупционные издержки» надо ставить цифру, к примеру, 40, а то и 60%.

Я однажды видел Президента Путина и спросил у него, что сталось с национальными проектами? Были же такие, помните? Национальный проект в сфере сельского хозяйства, например. И ещё штук пять разных национальных проектов.

Он тогда мне не ответил, потому что проекты ещё были в работе – рано было докладывать. Теперь не ответит, потому что докладывать поздно. Это всё равно что про свой ваучер поинтересоваться – какой ваучер, что вы, это было так давно.

Честно говоря, я вообще не очень понимаю, о чём можно спрашивать представителей власти, вплоть до главы страны – я и сам всё знаю не хуже его.

Любой бизнесмен в курсе, сколько в той или иной администрации стоит инвестиционный проект или оформление земли. Президент, кстати, может и не знать.

Любой предприниматель понимает, что российской политикой движет не рыночная конкуренция, а конкуренция, основанная на степени близости к власти.

Те, кто ближе всего, выигрывают тендеры, получают участки, проводят туда коммуникации и при этом откатывают, откатывают и откатывают.

Те, кто дальше от власти, идут ещё дальше.

Если они идти не хотят, те, кто ближе к власти, всегда имеют возможность натравить на них налоговую, пожарных и всякую прочую полицию, давно превратившуюся в силовую коммунальную организацию по вызову.

Может быть, мне об этом стоило спросить президента – как мы дошли до жизни такой?

Но он же попросил бы в ответ конкретные примеры. И я рискнул бы показаться голословным, потому что по поводу конкретных примеров я бы ответил: везде! все! всюду!

Он тогда в своей манере усмехнулся бы и сказал, чтобы в следующий раз я лучше готовился к встрече.

К такой встрече готовы в России тысячи предпринимателей, и они могут привести тысячи примеров правового беспредела – но только, мне кажется, этого не случится.

И причина проста: в России можно посадить любого бизнесмена, причём за дело.

Самое простое дело: систематическое уклонение от налогов. От них уклоняются все, одни больше, другие меньше. Но все. Иначе бизнес вести невозможно, разве что в ущерб себе.

Власть построила такую политику, при которой все действующие лица замазаны. А если все замазаны – то вопросов ни у кого как бы и нет.

На самом деле, декабрьские события в Москве показали ровно обратное: вопросы есть. Никому не нравится вечно ощущать холодные пальцы у себя на… ну, к примеру, на плече.

Позиция среднего класса ясна. Под средним классом мы подразумеваем не только богатых, но и очень богатых людей. У нас ведь средним классом, за его, в сущности, отсутствием сплошь и рядом называют себя миллионеры, причём долларовые. Но и у них ведь те же самые проблемы, что и у несуществующего среднего класса.

И они ужасно тоскуют на тему, как сложно им зарекаться от тюрьмы в России.

Но вот давайте рассмотрим позицию власти. Думаете, они нарочно так сделали?

Ну да, у них есть свои финансовые интересы – и они их последовательно блюдут. Есть дети за границей, есть родственники, которые себя неважно чувствуют и хотят лечиться в лучших местах Европы. Ещё они хотят жить вечно и вкладывают в поиск волшебного эликсира колоссальные деньги.

Но это всё вторично.

Я сейчас скажу катастрофическую вещь: власть использует коррупцию как единственную вещь, способную в их понимании скрепить и сохранить Россию.

Как им, несчастным людям в Кремле, мотивировать региональные элиты? Как сохранять Кавказ и Дальний Восток? Как иметь внушаемых и несклонных к фронде людей, управляющих Москвой и Санкт-Петербургом? Как обеспечить себе лояльность генералитета?

Российскую власть и так мало кто всерьёз любит (мы говорим не о спортивной фигуре готовящегося к инаугурации президента, а о власти в целом). От широких масс населения власти вечно не знают чего ждать – хочется хотя бы от элит добиться верности.

А элиты верны только в одном случае: если их благосостояние напрямую связано с действующей властью. Вот власть и связывает благосостояние элит и своё высочайшее спокойствие в крепкий узелок.

Но в итоге у верховных правителей России ситуация патовая.

Они могут быть спокойны за своё ближайшее будущее, только если легализована система полномасштабного общегосударственного воровства.

Система легализована, факт.

Минус этой системы лишь в одном: Россия не вечная. Если такое положение продлится ещё, думаю, лет 10 или чуть больше, скажем, 15 – государство может рухнуть, как сгнивший и сожранный изнутри дом. Бывали у вас такие ситуации? – подходишь к вроде ещё живой избушке, резко открываешь дверь, и вдруг всё строение разом осыпается, превращаясь в труху и прах.

Так и будет.

Жуки-древоточцы сделают своё дело. Они неизбежно сожрут нашу страну.

Захар Прилепин, "Промышленник России" - май 2012 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: