«Марш несогласных» в Нижнем Новгороде, благодаря участию в нем 20 тысяч сотрудников милиции и спецслужб, стал событием далеко не провинциальным. В российских и мировых СМИ о нижегородском Марше написано столько, что из публикаций можно смело составить книгу.

Выяснилась, к примеру, одна интересная вещь. Зачистив оппозицию в телевизионном пространстве, Кремль ничего не в состоянии поделать даже с печатными СМИ, не говоря о Рунете.

Уверенность власти, что в критической ситуации ей подмахнут просто так, за здорово живешь, оказалась напрасной. Несколько заказных публикаций о Марше среди сотен других смотрелись даже не позорно, а весело.

Значит, может статься так, что значительная часть информационного пространства окажется однажды бесконтрольной.

Власть, впрочем, пытается продумать превентивные меры по недопущению шествий несогласных всех мастей.

Началось это в Питере, где телевидение и радио в течение нескольких дней призывало не приходить петербуржцев в указанное место и в указанный срок. Дети города трех революций поступили, естественно, ровно противоположным образом, что привело на Марш по разным оценкам до 10 тысяч человек. «Московские гастролеры» о которых так много говорила Матвиенко, просто потерялись в этой массе.

В Нижнем был отработан чуть более сложный способ намеренной хаотизации информ-пространства.

По городу развесили тысячи листовок, где сообщалось, что Марша несогласных не что иное, как гей-парад.

Одновременно ГУВД распространило релиз, согласно которому в город съедутся три тысячи (какая точность!) скинхэдов со всей страны, чтобы все бить, жечь и ломать.

Геи откровенно возбудились на известие о собственном Марше, и просто обрывали телефоны организаторов. И, если бы не 20 тысяч людей в армяках, оцепивших центр города в три кольца, шествие нижегородцев значительно увеличилось бы за счет иных, нетрадиционных участников политической жизни.

Скинхэды, собственно, тоже узнали о Марше, благодаря телевидению, но, вот беда, не только они.

Что-то нехорошее происходит с самыми обычными россиянами, вынужден я признаться. И вот почему я говорю так. Мой знакомый, вполне себе обеспеченный человек, рассказал, как два его друга, взрослые, забубенные мужики, завсегдатаи дорогих клубов, узнав о скинхеэдах, в день Марша переоделись в бомберы и черные куртки, взяли такси и отправились участвовать в массовке. Таксист, увидев их прикид, спросил: «Вы на Марш, мужики?» «Ну да!» - ответили ему радостно. «Денег не надо!» - сказал таксист, и, вытащив биту из-под сиденья, пошел вместе с ними.

Марш к тому времени уже разогнали, и бита не пригодилась. А могла бы…

Манипулируя информационным пространством, власть неизменно получает запущенный бумеранг себе же в зубы.

Я сам участник и организатор десятков краснознаменных митингов и шествий, и ни разу не видел там ни людей с битами, ни здоровых мужиков, пришедших бить витрины, ни скинов, ни геев, собравшихся маршировать. Но власть нас старательно усиливает. Нет, власть думает, что ослабляет, а сама страстно готовит беспредел, будучи уверенной, что совладает с ним. С ума сошли, а?

Мой хороший знакомый, Аркадий Бабченко, писатель, участник войны в Чечне, тоже приехал в Нижний, посетить Марш. Потом Бабченко рассказывал, как он, только благодаря журналистскому удостоверению, пробирался сквозь кордоны милиции и неоднократно видел, что к месту Марша идут бритоголовые, козыряя милицейскими ксивами. Подсадные!

Власть всерьез верит, что эта публика управляема? Что подсадные первыми не полезут сквозь витрины ювелирных магазинов?

С улицей не справиться никто; я сам работал в ОМОНе, а потом ходил с разномастной «левой» братвой на цепи ОМОНа, и вот я говорю: улицу не победить. Нельзя оцепить каждый город десятками тысяч милиционеров, у нас нет столько милиции. Горожан, в конце концов, все равно больше.

Нельзя творить абсурд, и верить истово, что все согласны находиться в абсурдной системе координат, не вывихнув себе мозг, и не вывернув наизнанку совесть.

Впрочем, прозвучал в Нижнем и другой звоночек, куда более опасный для инициаторов всего этого полицейского беспредела, чем неподконтрольность СМИ и безбашенность отдельных граждан.

Накануне Марша губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев уехал из города. Известно, что ему звонил Владислав Сурков и требовал постоянного присутствия губернатора в городе. При чем - активного присутствия.

Но губернатор тянул и не возвращался. Он так и не сделал ни одного заявления касательно Марша.

Рассказывают, что Шанцев приехал утром в день Марша, появился на публике на пять минут, и снова уехал.

По большому счету, губернатор ослушался Суркова.

Бывший вице-мэр Москвы, лобастый Валерий Павлинович - человек многоопытный, и на политической арене находящийся давно, в пропитанной потом майке тяжеловеса.

Если он не слушает наказов чуть ли не всемогущего Владислава Юрьевича, значит, в Кремле уже ощутим еле слышный политический сквознячок.

Значит, есть и во власти люди, которые предполагают, что участие в разгоне несогласных куда хуже может сказаться на политической карьере, чем ослушание третьего, ну, пусть, четвертого человека в стране.

Захар Прилепин

"Политический журнал" № 156, 10 мая 2007

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: