Мне всегда казалось, что глобальная модернизация – это состояние государства, на которое работает вся нация, весь народ. Все остальное – уже не модернизация, а внешняя отделка, поверхностный ремонт, отмыв, в конце концов, финансовых средств.

И, без сомнения, модернизация – мегапроект, очевидный всей нации, а уж тем более ее руководителям. Модернизация не может быть тайной. Она есть то положение вещей, когда все понимают, что нужно потрудиться, приноровиться, потерпеть, затянуть, в конце концов, пояса, потому что все мы работаем на одну большую, архиважную задачу. Модернизации в России бывали не раз, и понимание народное, надо сказать, находили завсегда.

Нынешнее состояние дел в России никак модернизацию не напоминает, ни по одному признаку. Нежно любимый мною певец Пятой Империи Александр Проханов находит признаки модернизации то в атомной промышленности, то в красивой подлодке, то на северных широтах, – но он всегда умел видеть желаемое, даже на исходе великого Советского проекта.

Возьмем, к примеру, недавнее разительное повышение цен на продукты. Что бы ни говорили профессиональные политологи и представители партии власти, достаток людей в России до сих пор находится на уровне «не своруешь – не проживешь». Можно предложить иной вариант: «не уйдешь от налоговой – не выплывешь».

Но мы о ценах. Как выяснилось, их повышение стало неожиданностью для самой власти. Скажем, мой нынешний земляк, нижегородский губернатор Шанцев, в первые дни повышения строго пообещал «разобраться с вопросом». И это дало все основания полагать, что он был просто не в курсе. Я все жду, как он будет разбираться с повышением цен, когда оно валом прошло во всей стране. Неужели гигантским, атлантовым усилием их понизит?

Следом отметился президент РФ, заявивший, что и его «беспокоит повышение цен». …А меня беспокоит, что у меня посуда не вымыта на кухне. Никак не знаю, что предпринять…

Российская власть не обращается к населению с человеческими словами, с мужицкими, черт возьми, понятиями. То их что-то беспокоит, то они обещают в чем-то разобраться. Нет бы наши правители сказали, что они решили покорить космос, океан, наркотрафик и целину. Тогда бы мы отнеслись с пониманием к тому, что хлеб дороже стал и молоко тоже. «Модернизация, – сказали бы мы. – Надо бы потерпеть, чай, не в первый раз». Так ведь они не говорят! Они тоже, что ли, ничего не знают про модернизацию?

Как выяснилось впоследствии, у нас всего лишь неурожай. А если в следующем году опять нагрянет неурожай, так бутылка подсолнечного масла будет стоить как «Запорожец» или еще больше? Одновременно, замечу, в сбербанках России выстраиваются непомерные очереди, все снимают свои несчастные вклады. По стране идут слухи о скором дефолте.

К чему я это? К тому, что никакого отношения к мегапроектам все происходящее не имеет. Нация не очень в курсе, что с ней происходит, что она строит и что с ней будет.

Все зачарованно повторяют одно слово: «стабилизация». Но это, скорее, не констатация факта, а почти заговор (стаб-тибидох-тибида-лизация!), проросший из вечного народного желания «лишь бы не было войны».

К тому же модернизация и стабилизация – слова почти противоположные по смыслу. Один президентский срок можно жить при стабилизации. Вероятно, даже полтора срока можно было бы стабилизироваться. Но целых два срока, три срока или, упаси бог, даже четыре – это уже чересчур. Это уже иным словом называется.

И слово для обозначения того, чем вся эта стабилизация заканчивается, тоже есть. Например, умным людям известно слово «коллапс». Но мне больше нравится другое, исконно русское слово. Оно такое же короткое, как «коллапс», и звучит почти так же. И смысл тот же самый, только хуже.

Политический журнал № 29 (172)
15 октября 2007

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: