11 сентября по российскому радио представили как (цитирую) «день самого циничного теракта в новейшей истории».

На каких, интересно, весах измеряется степень цинизма? Беслан, тоже случившийся в сентябре, надо понимать, был менее циничен.

На самый внешний взгляд, ситуация с расследованием уничтожения башен-близнецов и ситуация вокруг Беслана ничем не схожи. У нас заседают зависимые и насквозь ангажированные комиссии. Выяснить они ничего не в состоянии, и я даже не могу представить себе человека, который всерьез верит, что эти статные, разумные люди когда-то набредут на правду и не испугаются ее насмерть.

За далекими рубежами все, казалось бы, иначе. Там есть комиссии иные, которые вдруг приходят к выводу, что башни не могли упасть от встречи с самолетами.

Их должны были взорвать изнутри.

Какая-то есть странная рифма в домыслах и версиях вокруг американской трагедии 11 сентября и русской 1 сентября. В американском случае есть опасение, что в то время как чужие атаковали снаружи, изнутри им помогли выжившие из ума свои.

В русском случае есть тайный ужас, что, пока чужие терзали внутри, свои атаковали снаружи.

Однако верить в нашем шатком мире хоть беспочвенным слухам, хоть продуманным версиям – страшно.

Страшно потому, что с правдой даже непонятно, что делать. Куда ее обратить, где ее посеять, что из нее вырастет?

Страшно еще и потому, что многие годы холодной войны категорию правды исключили из миропонимания. В былые времена правду могли замолчать или мифологизировать малую правду, сделав из нее правду фундаментальную.

Сегодня сознание выворачивается наизнанку как перчатка.

Любое событие можно преподнести в полностью противоположном свете. Русские это знают лучше всех. У нас, как выясняется, не было XX века, но была черная дыра.

Сегодня, когда есть свидетели любого события, заменять быстро визуальный ряд сложнее. Поэтому ныне идет в ход тактика долгосрочных умолчаний, разбавляемых неустанной, весьма предсказуемой, конспирологией.

Конспирология – это наука вечного сомнения, построенная по принципу «не верь очевидному».

Мне, к примеру, как только я услышал о том, что американцы сами догадались про странное обрушение башен-близнецов, сразу пришло в голову, что и разоблачение данного кровавого казуса было изначально заложено в замысле теракта вместе со взрывчаткой в основании башен.

Идея моя – бредовая. А поверить в то, что сами американцы (в нашем случае – сами русские) устраивают такое, – не бред?

А поверить в то, что это устраивает Бен Ладен (в нашем случае некто иной, но с той же бородой), – не бред?

Ни во что поверить нельзя.

Сидишь, как волк, хвостом ко льду примерзший: в мире холодно, стыдно, страшно. Чужие внутри, чужие снаружи.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы:

малые тиражи в типографии Белый Ветер