В канун 80-летия подвига Павлика Морозова писатель Захар Прилепин — о новых молодых ясноглазых доносчиках

К 80-летию "подвига" Павлика Морозова прокремлевская молодежь провела рейд по библиотекам и накатала донос на писателя. А вы думали, родившиеся после 91-го будут другими?

Предыстория проста: представители прокремлевской организации "Новые люди" провели в Нижнем Новгороде рейд по детским библиотекам. В ходе встречи они, как мне рассказывали местные журналисты, пытались убедить библиотекарей, что книги Захара Прилепина детям желательно в руки не давать, поэтому лучше их вообще убрать с полок. Часть библиотекарей были немедленно убеждены. Ну, как тут не убедиться, раз пионерия "Единой России" на марше.

По итогам встречи "Новые люди" направили в Министерство юстиции и Министерство образования письма с просьбой выяснить, есть ли признаки экстремизма и национализма в романах Захара Прилепина "Санькя" и "Черная обезьяна".

Захар Прилепин — это я, и я живу как раз в Нижнем Новгороде.

О проделанной работе "Новые люди" отчитались на сайте организации.

Я дал ссылку на новость об их работе в своем блоге, где написал всего одну фразу: "Земляки мои стараются, заботятся обо мне".

Через пару часов мне начали звонить из московских газет. Я сразу заявил, что серьезно ко всему произошедшему относиться не могу, ребята из "Новых людей" погорячились, ума у них, видимо, мало, а рвения много.

К вечеру по теме "Книги Прилепина проверят на предмет экстремизма" было уже около семидесяти статей и новостей. Реакция российских журналистов была, в общем, ожидаемой. Затея кремлевского юношества никому не понравилась.

И тут "Новые люди" неожиданно начали отыгрывать ситуацию назад.

В частности, они немного подправили информацию на сайте, убрав оттуда слово "экстремизм", а потом активно полезли со своими комментариями в блоги, в том числе и в мой блог.

Суть их очаровательных объяснений сводилась к тому, что они вовсе не считают меня экстремистом, а просто пытались разобраться, место ли моим книгам на книжных полках именно в детских библиотеках. И так как сами они ничего в экстремизме не понимают, "Новые люди" попросили разобраться взрослых дядей из Минюста и Минобразования.

Характерно, что несколько российских журналистов и часть блогеров с удовольствием поверили молодым людям в их вполне невинные начинания.

Размышляя обо всем этом, я как-то сразу представил себе пасторальную картинку, когда, к примеру, молодые сельские активисты решают донести в полицию, что один их сосед слушает какое-то странное радио дома, другая соседка прячет излишки хлеба в подполе и не платит продовольственного налога, а еще один дед построил во дворе молельню непонятному богу.

"Мы сами не знаем, господин полицейский,— пишут молодые сельские активисты в управу,— есть ли государственная измена в непонятном радио, странной молельне и спрятанной картошке, но вы все-таки проверьте".

Если серьезно говорить, то все эти скидки на то, что они проверяли только детские библиотеки, не выдерживают никакой критики.

Не потому, что они ходили никак не в библиотеки детских садов, а в те обширные, с большими фондами библиотеки, которые посещают тысячи людей — от школьников и студентов до пенсионеров. Но потому что, если Министерство юстиции обнаруживает в той или иной книге элементы национализма или экстремизма, это автоматически означает перевод книги в список запрещенной литературы. И тогда ей не то что в детской библиотеке, ее и дома-то под подушкой нельзя хранить, не то что в магазине продавать.

У нас есть вполне конкретная статья в УК — 282, разжигание межнациональной розни,— попал под нее, можешь сесть. В тюрьму. Уже сидят некоторые.

Вот и все.

"Новые люди", между тем, на все голоса говорили, что им важно просто узнать правду. И если де есть у такого-то писателя признаки экстремизма или национализма, значит, надо принять меры. А если нет, они вообще не имеют лично ко мне никаких претензий.

То есть, продолжая ту же самую сельскую пастораль, можно представить себе дневник все того же сельского активиста, где он пишет: "Сегодня приезжала полиция из управы. У соседки, которая прятала свою картошку, всю картошку отобрали, того деда, что живет через дорогу, расстреляли прямо в молельне, а молельню его поломали, зато соседу, который слушает радио, радио оставили. Значит, мы все-таки в чем-то были не правы. Признаем неправоту".

Когда иные блогеры попытались донести до молодых, тьфу ты, "новых" людей как минимум двусмысленность их позиции, они проявили, как мне кажется, совершенно искреннее непонимание, в чем вообще их можно обвинять.

"Новые люди" начали наперебой, на каждом углу рассказывать, что они проверили в числе прочего, есть ли "лежачие полицейские" в библиотеках, текут ли там краны, стоят ли стенды, светят ли лампы, ну и заодно решили узнать, не подсовывают ли детям чего лишнего.

"Проверяли по списку минюста, ни чего не придумывая,— отчитался активист "Новых людей" и блогер igor_gribanov.— Сами работники библиотек акцентировали внимание на вышеупомянутых книгах, активисты попросили официально их изучить и дать оценку, можно или нет читать детям. А почитаешь у вас в блоге, прямо фашисты какие-то, а не молодежная организация. Представлено все абсурдно и оскорбительно. Надеемся, в большинстве своем люди пишут не со зла, по факту искаженной информации".

"Вот шумиху поднимаете абсолютно бесполезную,— сетует мне maximka410,— я активист Нижегородского регионального отделения ММОО "Новые люди", и знаю, видел эту ситуацию с самого начала... Мы ходили по детским библиотекам в рамках социального проекта "Право на детство", выявляли запрещенную литературу экстремистского характера!"

"Супер. Давайте еще нацистские книги детям оставлять..." — резюмирует активист dialoger.

"В книге "Санькя" присутствует описание эротических сцен (глава 5) на мой взгляд, это совершенно не допустимо в литературе открыто доступной для школьников",— поясняет свою позицию активистка ynnocka.

Очень хорошие, очень честные, очень правильные ребята, изо всех сил заботящиеся о нравственности подрастающего поколения. Аргументация их искренняя, убедительная.

Даром что в любой детской библиотеке есть эротические рассказы, составляющие сборник "Темные аллеи" Бунина, да и, к слову сказать, Соня Мармеладова из "Преступления и наказания", Катюша Маслова из "Воскресения" и все героини "Ямы" Куприна поголовно вообще занимались проституцией. Виданное ли дело.

Под экстремистскую статью легко ложатся и "Капитанская дочка" с очень симпатичным террористом, и "Дубровский" с не менее симпатичным разбойником, и "Тарас Бульба" с целой бандой экстремистов, и так далее, так далее, так далее. "Мать" Горького — экстремистский роман, "Тихий Дон" — ужас какой экстремистский роман, и повесть живого классика Валентина Распутина "Дочь Ивана, мать Ивана" — чистой воды экстремизм.

Или стихи возьмите.

"Мы добрых граждан позабавим / И у позорного столпа / Кишкой последнего попа / Последнего царя удавим".

Или такое вот.

"...Выньте, гулящие, руки из брюк — / берите камень, нож или бомбу, / а если у которого нету рук — / пришел чтоб и бился лбом бы! / Идите, голодненькие, / потненькие, / покорненькие, / закисшие в блохастом грязненьке! / Идите! / Понедельники и вторники / окрасим кровью в праздники! / Чтоб флаги трепались в горячке пальбы, / как у каждого порядочного праздника — / выше вздымайте, фонарные столбы, / окровавленные туши лабазников..."

Или еще такое вот.

"Тело, Христово тело / выплевываю изо рта".

Почему из детских библиотек не изъяли Пушкина, Маяковского и Есенина?

Не было на них "Новых людей".

А в западную литературу загляните. Ладно там фривольные "Три мушкетера" со всеми их продолжениями, но вот "Приключения Гулливера" и "Декамерон" — это местами просто порнография.

Самое смешное, "новые люди", воюющие с книжками, наверняка часами просиживают у телевизора, наслаждаясь продукцией российского телевидения.

Того самого, где, как подметил недавно один неглупый человек, за пару дней до Дня знаний в программе "Пусть говорят" на "Первом канале" в самый дорогой для продажи рекламы час шло обсуждение снятого на телефон фильма о гомосексуальных отношениях в сумасшедшем доме с обильной демонстрацией того, как придурковатые мужики целуются взасос, стягивая друг у друга трусы. А затем, когда эфирное смакование всего этого закончилось, главная информационная программа страны "Время" началась с рассказа о мурманском каннибале.

Безусловно, после всего этого непорочные дети возьмут роман "Санькя", дойдут до пятой главы и пошатнут свою психику раз и навсегда.

Министерство юстиции, надо думать, на ретивость наших политически ангажированных недорослей никак не отреагирует, но речь идет не об этом вовсе.

Речь о том, что как-то не оправдывается надежда нашей либеральной общественности на поколение, родившееся после 1991 года,— то есть на чудесное и чистое юношество, свободное от советской пропаганды, с незамутненным сознанием, чистой совестью и прекрасными побуждениями.

И побуждения у них сплошь и рядом просто удивительные, и само понятие "совесть" они трактуют как-то по-своему, и никакой советской пропаганды им не понадобилось, чтоб быть готовыми по собственному же почину накатать донос и потом посмотреть голубыми глазами и спросить: "Как вы можете нас осуждать?"

Кто ж вас осуждает.

На вас все любуются.

Захар Прилепин, Журнал "Огонёк", №46 (5205), 21.11.2011

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: