Я смеюсь, умираю от смеха.
Как поверили этому бреду?
Не волнуйтесь, я не уехал.
И не надейтесь - не уеду!
В. Высоцкий

Захар Прилепин передвигается по Москве на машине с мигалкой. Литературную биографию Захара Прилепина построил Владислав Сурков, они сводные братья. Захар Прилепин был сотрудником ФСБ. Захар Прилепин никогда не работал в ОМОНе, а в Чечне вообще не был. Захар Прилепин законченный ксенофоб и организатор погромов. Захар Прилепин вообще не русский, настоящая его фамилия Захарович, зовут Изя.

Ещё он не читал Троцкого и Радзинского, кошмар.

Он не живёт он в своей деревне в лесу, всё враньё. Живёт в Москве, в шестикомнатной ведомственной квартире, он сложившийся буржуа с колодой кредитных карточек. Он получает зарплату в Кремле - у него отдельная ставка за борьбу с пресвятой идеей либерализма. Прилепин - бывший нацбол, но ушёл из партии, как только стал получать свои огромные гонорары. Впрочем, он вообще не нацбол: "...мы не знаем, - многозначительно сообщают либеральные дамы, - где он был 10 лет назад, уж точно не в оппозиции".

"Его всё чаще обвиняют в сребролюбии", - объявляют нам в программе Павла Шеремета.

Кто? Кто обвиняет?

Один дурак произносит какую-то глупость в своём ЖЖ (в статье, в телестудии, на кухне). Десять других дураков повторяют это с некоторым, хорошо заметным, сладострастием.

Наверное, я слишком хороший для вас.

...я передвигаюсь по Москве на метро.

Недавно молодой человек в районе 6 утра долго рассматривал меня, в забегаловке московской подземки, завтракающего сосиской на конечной самой дальней ветки метро. Потом подошёл, спросил, а что я тут делаю. Какао пью, что.

Позавчера я ночевал в студенческом хостеле на Белорусской за 2,5 тыс рублей ночь. Гостиница - это дорого. Ещё чаще я ночую у друзей. Это - дёшево.

Надо один раз объясниться, наверное. Едва ли вас это сподобит заткнуться, но я всё-таки скажу пару слов, не всё вам одним разговаривать.

Журналист Губин в "Огоньке" пишет про мои кредитные карточки и доходы. Дима, вы что, видели мои карточки? Вы в налоговой работаете? С вами вообще всё в порядке?

У кого-нибудь из тех, кто говорит про моё сребролюбие есть четыре ребёнка от одной жены? Поднимите руки, товарищи.

Я работаю на пяти работах и едва свожу концы с концами в вашем чудесном мире, где в целом платить за литературную деятельность вообще не принято, у нас же не тоталитаризм какой-то. "У писателя должна быть нормальная профессия", - учили нас мои нынешние оппоненты двадцать лет подряд. Теперь у меня куча профессий, но я так и не накопил себе на квартиру, я живу в долг, и долги мои необъятны.

(Поясним в скобках: я не жалуюсь, я хвалюсь).

Накоплений у меня нет. Если вдруг на меня упадёт кирпич - моя семья будет голодать в буквальном смысле. Вы спашиваете, почему я не люблю капитализм и либералов? А почему я должен их любить? Двадцать лет они объясняли нам, что государство нам ничего не должно ("работай, а не жалуйся, лузер"), и только последние два года стали говорить, что они этого не говорили. За кого они нас принимают? Вы думаете тут у всех амнезия?

Суркова я видел один раз в жизни, в присутствии ещё десяти писателей, и мы разговаривали с ним одну минуту. Кто-то из людей, которые бегают из ЖЖ в ЖЖ с благой вестью о его всесилии и покровительстве, сможет объяснить, почему господин Дубовицкий сам себя не сделал литературной звездой? С такими-то возможностями.

Как Сурков организовал переводы моих книг на полтора десятка языков, тоже никто не объяснит. Видимо, он тайный председатель земного шара и манипулятор мирового книжного рынка.

Что вам ещё рассказать, мои любезные?

Я живу в маленькой деревне в лесу. Зарплату я получаю в тех оппозиционных СМИ, в которых тружусь.

Фамилия моя Прилепин, мои родители - рязанские и липецкие крестьяне, Прилепины и Нисифоровы.

На полях этого вопроса стоит заметить, что русские как бы патриоты из подпола ЦДЛ, а так же из онанистских сект, где собираются упыри с горящей свастикой во лбу, втайне думают, что они заодно с Достоевским и Есениным, потому что те тоже писали "про евреев". Неопрятные люди из подполья никак не поймут, что в череде мыслей Достоевского и Есенина мысль "про евреев" было 199-я, а в их головах эта мысль - первая, и зачастую единственная.

Видимо, я не всегда похож на среднестатистического русского из подпола ЦДЛ. В самолётах российских авиалиний стюардессы часто заговаривают со мной по-английски, а потом смеются, что не узнали соотечестенника. В Чечне на рынке чеченка торговка приняля меня за чеченца и раздражённо заговорила со мной по-чеченски (рядом был переводчик с чеченского, русский - и он сказал, что она ругает меня за то, что я связался с федералами).

Нормально.

Но факт остаётся фактом.

Движемся дальше.

Я работал в ОМОНе с 1996 по 1999 год, и провёл на Кавказе весну 96-го и лето-осень 99-го года. Я награждён медалью и двумя знаками отличия. На моём сайте есть фильм "Захар", куда вмонтировано минут 15 архивных съёмок - Грозный, 96-й год, март, апрель, май; можете посмотреть на меня.

Но нет, Гоша Свинаренко в "Газете.ру" сообщает, что ему сказали, что меня там не было. "Впрочем, это не важно", - примирительно роняет Свинаренко. Гоша, а мне сказали, что ты украл серебряные ложечки в доме друзей и, не найдя туалета, справил малую нужду в раковину на кухне, прямо в посуду, а потом собственно и забрал оттуда сырые ложечки, но это тоже не важно. Или важно? Иначе с какого перепуга ты носишь по миру и множишь всякий бред?

Первый антилиберальный митинг на который я попал, случился в 1991 году. Я знаком с Лимоновым с 1996 года, состою в Национал-большевистской партии с 1999 года, и никогда оттуда не выходил. В "нулевые" я сам провёл десятки митингов и в сотне участвовал.

Я был в оппозиции тогда, когда нынешнее большинство там вообще не стояло и 9/10 нынешних белоленточников считало, что в стране всё нормально, а бунтуют только красно-коричневые неудачники и мудаки. Между тем, Россия в 90-е годы была ровно тем же, что и сегодня - мутной страной с криминальными миллиардерами, фальсификациями выборов, политическими заключёнными и выборочной туполобой цензурой. Но тогда нынешних либеральных витий в целом всё устраивало.

Мы с товарищими обрадовались, что вы пришли в оппозицию, но никто и подумать не мог, что вы придёте в неё с таким видом, словно вы открыли Америку. Открыли её не вы - мы с детства живём в этих джунглях, ребята.

Нет смысла сводить счёты, скажут мне. А смысл их не сводить - есть?

На днях на шумной писательской пьянке один белый гусь рассказывал прилюдно, что он вызвал меня на дуэль и убил вот этими самыми руками. И показывал свои корявые пальцы. Милый вася, или как тебя там, рассказывай свои поллюционные сны своей супруге. Что про тебя известно - так это то, что ты был прилюдно послан мной на хуй, после чего молча утёрся, быстро, в своей манере, помаргивая.

...А, забыл. Я читал Троцкого и Радзинского ещё в юности. Первый мне интересен больше второго.

Но если мои либеральные оппоненты, в лице, скажем, человека с фамилией похожей на собачий лай, так любящего рассказывать о моём невежестве, попросят меня составить им список из книг, которых они не читали - а стоило бы! - этот список будет огромен.

Но они не попросят. Знание их и без того огромно и всеобъемлюще. Суть их знания заключается в том, что они - вершина пищевой цепочки и непобедимая артистократия духа. Ставящий это под сомнение должен быть съеден.

Ходить за вами за всеми с совком - занятие, что и говорить, скучное. Эта колонка могла быть в 25 раз больше. Обойдёмся этим объёмом.

Наверное, вам хочется причинить мне неприятности. Наверное я слишком хороший для вас и на моём фоне вы чувствуете себя ущербно.

Быть может, вам хочется меня укусить.

Укусите себя за яйца, любезные оппоненты.

Хотя, откуда им у вас взяться.

Захар Прилепин, "12 online" - 28 ноября 2013 г.

Купить книги:

               

 

Соратники и друзья
Сергей ШаргуновНовая газета в Нижнем Новгороде Нижегородская люстрация

На правах рекламы: